• Ādolfs,
  • Ilgonis,
  • Иван,
  • Калистрат
Гороскоп
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Reklama.lv Reklama.lv


Гороскоп Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram

Доля юной наследницы миллионов Olainfarm. Что скажет Сиротский суд?

Размер текста Aa Aa
Экономика / Рынки и компании
BB.LV 06:05, 14 сентября, 2020

В последнее время актуализировался вопрос о решениях, принимаемых латвийскими сиротскими судами, и в данный момент в публичном пространстве высветился ряд ситуаций, в которых позиция сотрудника сиротского суда или качество принятого решения ставятся под сомнение. Кроме того, высказываются и версии о возможном влиянии на решения сиротских судов, пишет газета Diena.



Юрмальский сиротский суд сейчас рассматривает вопрос, из–за которого заинтересованные стороны могли бы как минимум теоретически попытаться повлиять на содержание решения сиротского суда в своих интересах. А именно: в Юрмальском сиротском суде с начала июня рассматривается дело о действиях Сигне Балдере–Силдедзе с акциями фармацевтического гиганта Olainfarm, унаследованными ее дочерью от отца — скончавшегося несколько лет назад предпринимателя Валерия Малыгина, которые не соответствуют интересам дочери. У Diena не было возможности узнать мнение Юрмальского сиротского суда на эту тему, так как заместитель руководителя заявила, что любые дела, связанные с несовершеннолетними детьми, являются конфиденциальными и вообще не комментируются.

Одновременно в распоряжении Diena имеются сведения, что помимо находящейся сейчас в производстве жалобы за последний год в Юрмальский сиротский суд было подано несколько жалоб на С. Балдере–Силдедзе от других наследниц Olainfarm, которые суд якобы не рассмотрел по существу, в связи с чем предполагается, что сиротский суд не понимает или не желает осуществить свои права надзора над тем, как мать распоряжается имуществом несовершеннолетней дочери.

Руководитель Ассоциации сиротских судов Аурика Зивере, впрочем, высказала сомнения в том, что Юрмальский сиротский суд осознанно затягивает принятие решения по вопросу, непосредственно затрагивающему интересы несовершеннолетней. Она напомнила, что в любом случае Гражданским законом установлено: чтобы распоряжаться имуществом ребенка, необходимо разрешение сиротского суда. "Допускаю, что случай Olainfarm может быть очень сложным для оценки сиротским судом, он требует специфических знаний по управлению предприятиями и понимания, что желает делать с имуществом ребенка опекун. (…) Возможно, Юрмальский сиротский суд сейчас стремится получить всю необходимую информацию, но, как мы знаем, не всегда нужную информацию можно получить за месяц — стандартный срок рассмотрения заявления. В свою очередь, в интересах ребенка логично рассмотреть вопрос как можно скорее", — пояснила ситуацию А. Зивере.

Она напомнила также о том, что в любом случае опекун, согласно закону, ежегодно должен отчитываться перед сиротским судом о состоянии имущества ребенка и любых сделках, совершенных с ним. Если у сиротского суда возникают подозрения, что опекун недобросовестно распоряжается имуществом опекаемого, есть возможность вмешаться и отстранить опекуна от управления имуществом, в отдельных случаях применив крайнее средство: вообще освободив от управления имуществом ребенка.

Соблазнительные миллионы и возможные жульничества

Наследство, оставленное скончавшимся несколько лет назад предпринимателем Валерием Малыгиным, самым крупным владельцем Olainfarm, — возможно, самое большое в Латвии за последние 20 лет. По сути построенная В. Малыгиным бизнес–империя осталась в наследство трем его дочерям, одна из которых — еще несовершеннолетняя, поэтому ее долей наследства в качестве опекуна управляет ее мать С. Балдере–Силдедзе. И уже некоторое время в определенных кругах циркулируют опасения, что мать не действует в интересах своей дочери. Во всяком случае, доступное CV С. Балдере–Силдедзе, то есть ее автобиография, не свидетельствует о том, что она имеет соответствующий опыт или образование, чтобы успешно управлять акциями Olainfarm с проистекающими из этого правами. Парадоксально, но акциями Olainfarm начала управлять Сигне Балдере–Силдедзе, с которой Валерий Малыгин расстался и которой ничего не оставил в наследство.

Однако не только несоответствие компетенции вызывает вопросы о честности, с которой наследница миллионов управляет имуществом. Как свидетельствует информация, имеющаяся в распоряжении Diena, уже в 2019 году С. Балдере–Силдедзе, действуя в соответствии с правами опекуна, заключила договор с предприятием Zdorovie Europe о продаже акций Olainfarm, принадлежащих дочери. Насколько известно газете Diena, это действие сиротский суд якобы признал соответствующим интересам ребенка. Однако ситуация обернулась совершенно иначе, чем, возможно, это было известно сиротскому суду.

А именно: С. Балдере–Силдедзе от имени и в интересах ребенка якобы приняла предусмотренные договором платежи, однако не выполнила договор со стороны ребенка — покупатель так и не получил права распоряжаться акциями Olainfarm и права участвовать в управлении Olainfarm, хотя перечислил первую часть денег за акции — четыре миллиона евро. Довольно логичны и дальнейшие действия обманутого предприятия: компания Zdorovie Europe подала заявление с жалобой на действия С. Балдере–Силдедзе в госполицию, и уже начат уголовный процесс о возможных умышленных мошеннических действиях. Как Уголовно–процессуальный закон, так и Закон о защите прав детей побуждают полицию и прокуратуру расследовать такие дела без промедления и без задержек реагировать на возможное нарушение закона.

Однако нынешняя ситуация самая сложная именно потому, что С. Балдере–Силдедзе, упреки в адрес которой высказывает пострадавшее предприятие, по сути, распоряжается не своим, а принадлежащим ребенку имуществом общей стоимостью свыше 10 миллионов евро. А это, в свою очередь, означает, что от возможных мошеннических действий законной представительницы ребенка пострадало не только Zdorovie Europe, но и несовершеннолетняя дочь В. Малыгина. Эксперты отмечают, что, в случае если полицейским расследованием факт мошенничества будет подтвержден и об этом будет осуждающий приговор суда, с последствиями, вызванными действиями законной представительницы с имуществом ребенка, придется столкнуться не этой законной представительнице, а самому ребенку, так как именно ребенок — продавец унаследованных акций.

Отраслевые специалисты, комментируя конкретный описанный случай, подчеркнули, что, даже несмотря на сложную суть дела, для сиротского суда важно не медлить с принятием решения в связи с полученной жалобой о законности действий С. Балдере–Силдедзе, что имеет две причины: важно не допустить возможных действий с имуществом ребенка, несоответствующих интересам ребенка, а также подстраховаться, чтобы в связи с расследуемым полицией возможным мошенническим деянием не был причинен вред интересам ребенка — чтобы ребенок не лишился своего имущества только потому, что своевременно не было предотвращено несанкционированное действие с имуществом, принадлежащим ребенку.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (0)


Читайте также


Также в категории

Экономика Объявлены новые цены на топливо в Латвии, Литве и Эстонии (ГРАФИК)

За прошедшую рабочую неделю цены на топливо в Риге и Вильнюсе не изменились, а в Таллине выросли, свидетельствуют обобщенные агентством ЛЕТА данные.

Экономика Порядок выплаты российских пенсий изменится

Все социальные выплаты перевели на карты платежной системы «Мир». Об этом пишет РИА Новости.

Экономика Сразу кладите трубку! Swedbank предупреждает о мошенниках!

Swedbank в очередной раз предупредил своих клиентов о “работе” мошенников, которые пытаются выкрасть у жителей деньги.

Экономика В 2021 ожидается рост числа банкротств компаний по всему миру

По прогнозам Euler Hermes, общее число банкротств в 2021 может вырасти на 35% по сравнению с 2019. Накопленные за время локдаунов финансовые проблемы никуда не исчезнут, а меры государственной поддержки будут постепенно сходить на нет.

Читайте еще