• Grieta,
  • Strauta,
  • Григорий,
  • Макар,
  • Марк,
  • Павел
Гороскоп
Поиск на BB.LV Поиск на BB.LVRSSFacebook InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Подписка

Гороскоп Погода
Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Facebook Facebook Instagram Instagram


«По воле божьей»: в чем разница гомосексуализма и педофилии?

Размер текста Aa Aa
Культпросвет / Кино / Театр
BB.LV 12:00, 12 апреля, 2019

Кинокритик Артур Завгородний — о фильме «По воле божьей» режиссёра Франсуа Озона.



«По воле божьей» (или «Милостью божьей») — это история о педофилии в католической церкви во французском Лионе. Неудивительно, что авторскую картину Франсуа Озона наградили берлинским Гран-при. Жест политизированного фестиваля очевидно политический, потому что эстетически фильм скучноватый и больше похож на экранизацию большого журналистского расследования, чем на мощное художественное произведение.

Режиссер «новой волны» отошел от прекрасных мелодрам и придумал сюжет, основанный на реальных событиях, как смелость одной жертвы сексуального насилия прерывает долгое молчание других пострадавших, чья невинность была опорочена священником, который по-своему любил детей в течение 30 лет. Жизнь сама дарит нам страшные сюжеты.

Главных героев несколько, но всё начинается с верного мужа, заботливого отца и просто интеллигентного буржуа, который пытается добиться правды и торжества справедливости, потому что узнает, что отец Бернар Прейна (имена людей настоящие), годами развращавший ребятишек, окруженный детками, продолжает служить церкви. Сперва француз ведет переписку с представителями церкви в надежде, что трагедию давно минувших дней получится утрясти без публичного скандала — священника накажут, дело закроют. Однако церковь верит в силу прощения и не торопится ворошить прошлое и судить 70-летнего старика, который — и это удивительно — при личной встрече с обвинителем признается, мол, грешен, был слеп и слаб, но прилюдного покаяния не ждите, давайте возьмемся за руки и помолимся. Взялись и помолились. Церковь — не дура, подставляться из-за одного случая не хочет. Но был ли один педофил? А вдруг живы и другие жертвы?

Поведение Римско-католической церкви (правда, без Ватикана и Папы) даже возмутительнее, чем поведение конкретного священника. Понятно, что систему пора излечить от недуга, и неважно, месть ли это или дело чести. Особенно, когда выясняется, что жертв десятки, да и срок давности преступлений истек, и «слава богу» — судить извращенца поздно. Один голос нарушает заговор молчания и уже другие через страх и злобу, стыд и слезы просыпаются и признаются — в детстве их тискал этот посланник Господа. Так формируется протестное движение «Свободное слово», которое требует судить не кучку педофилов, а всю церковь, которая, по фильму, прикрывает подрывающих веру в бога.

Сперва Франсуа Озон хотел снять документальный фильм, но передумал и сделал игровой — идея художественного фильма возникла сама собой. Однако режиссер почему-то забыл про решающую деталь игрового кино — драму. Тема важная, конфликт страшный, история содержательная, но подана так скучно. Жертвы святой «любви» — исключительно мужики! — ведут бесконечные переписки, то между собой, то с руководством церкви. Жертвам не надо доказывать вину священника — педофил сам приходит и признается, поэтому задача и персонажей, и режиссера — убедить народ в греховности тех, кто проповедует нравственность, и доказать, что иерархи знают о церковной педофилии. Автор призывает не молчать, а кричать о трагедиях. Дело правое, спору нет, только непонятно, какое отношение разоблачение сексуального насилия над детьми имеет к художественному произведению.

Кто смотрел «В центре внимания», получивший два главных «Оскара», тот невольно будет сравнивать эти две картины. Тема важная, гуманистическая — педофилия в католической церкви. Но «В центре внимания» — не только детективное расследование о темной стороне религии, но также (и даже больше) кино о журналистике — репортерской суете, писанине и бумажной волоките.

«По воле божьей», однако, не столько про расследование — это не детектив и не судебная драма — сколько про поколенческое извращение и призыв к действию, потому что молчание — предательство. Озон дает мировому зрителю очень внятное послание. Именно этот фильм должен был называться «Власть», потому что церковь пользуется страхом, наивностью и равнодушием общества, покрывая насилие сладкоголосых соблазнителей. Фильм о том, что с молчаливого согласия творится зло. Разумеется, такое кино всегда своевременно и современно без оглядки на абьюз, харассмент, виктимблейминг, мизерабилизм и другие модные слова в эпоху, когда публичные голословные обвинения стали мейнстримом. Понятно, «В центре внимания» и «По воле божьей» — не чисто американская и французская истории, ведь церковь не предел, и имя им — власть.

«В центре внимания» и «По воле божьей» — фильмы серьезные, многоходовые, публицистические, выражающие протест против грубой власти церкви. Единственное, и это важно, — картина Тома МакКарти обладает легкостью, живостью и четкостью повествования. У Озона, если верить в кино как в искусство, получилось как-то бедновато и бледновато. Много словоблудия то в прессе, то в полиции про церковное рукоблудие, которое, между прочим, показано за кадром. Фильм может оставить зрителя равнодушным и в этом нет ничего удивительного — сюжет подан холодно, как газетная статья, толстая пачка документов или, на худой конец, мемуары плачущего мужчины. Рассказ насыщенный, но тяжеловесный. Церковная музыка Евгения и Саши Гальпериных, композиторов звягинцевской «Нелюбви», не окрыляет. И если Озон-сценарист побеждает, то Озон-режиссер проигрывает, потому что формой и эстетикой фильм не блещет. Сделано реалистично и меланхолично, но камера, звук и монтаж — лишь инструменты, без которых кино сделать невозможно.

«По воле божьей» — кино актерское, разговорное. Здесь есть одна сцена, в которой проявляется то самое искусство кинематографа. Мальчик поднимается по лестнице, направляясь в фотолабораторию. Двери открываются, ребенок заходит и там, в залитой кроваво-красным светом комнате, сидит священник. Оба молчат — за персонажей говорит изображение. Сцена пропитана ожиданием зловещего, как в хорошем триллере, и это единственный момент, когда действительно жутко. Ребенок — пленник грешника.

Этой картиной Франсуа Озон говорит о смерти бога и абсолютном обмане и лицемерии общества, где один промолчит, другой отвернется, а кто-то сделает вид, что не заметил, и пройдет мимо. Правда, режиссер становится чуть-чуть манипулятором, когда демонстрирует, что среди католиков, оказывается, есть правильные католики, которые и веру в бога не теряют, когда творится такое, и гомосексуализм защищают, потому что это не болезнь, не извращение и даже не выбор. Видимо, если правоверный католик верит в гомосексуализм, то тут, святой отец, полный порядок, на все воля Божья. Для фильма это важно: Озон — гей. А вы уж было подумали, что режиссер пропал? Нет, так француз о себе напоминает.

Неспроста и то, что жертвы педофила исключительно гетеросексуальны, аж настолько, что многодетны. А что если священник — не развратник? Священник всего лишь ласково, сунув руку в трусики, подталкивает ребенка к раскрытию гомосексуальности. Миссия такая — просвещение, что гомосексуализм — это не стыдно. А если вы против такого учения, значит вы старомодны и выступаете против прав детей на свободу выбора. Тогда, скажите, в чем разница гомосексуализма и педофилии? Церковь — это Божья семья, а мы — Его дети, вот и живут дружно взрослые и дети и любят, кого хотят и как хотят.

Впрочем, вера — это одно, а знание — совсем другое, но если пахнет педофилией, надо закрывать без разговоров. Жертва остается жертвой. Прощение невозможно без мести.


Артур Завгородний

Читать все комментарии (0)


Читайте также

Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте еще

Спорт Даугавпилсский фигурист пока пятый на Чемпионате Европы

Даугавпилсский фигурист Денис Васильев отправился в Австрию на чемпионат Европы по фигурному катанию. Вчера наш фигурист выступал в короткой программе и добился хорошего результата.

Люблю! 5 ситуаций, когда не стоит сохранять брак

Когда мы знакомимся с потенциальным партнером и начинаем отношения с ним, нам может казаться, что мы встретили «того самого человека», свою судьбу. Того, с кем мы готовы провести остаток жизни. Но со временем может выясниться, что партнер совершенно нам не подходит. Мы жили в плену иллюзий и планов о сказочном будущем, а на деле мы совсем разные люди. Как понять, что это именно такой случай? Рассказывает психолог Анна Девятка.

Люблю! Новые коды роскоши: что сегодня считают богатством

После двух последних кризисов в мире господствовала новая скромность, которая вполне может смениться новой волной внимания к роскоши в ближайшее десятилетие — но только роскошь эта будет совсем другой. Специально для Forbes Life аналитик Альберт Шарафутдинов размышляет о том, как понятие лакшери изменится в 2020 году.