• Irīda,
  • Īrisa,
  • Афанасий,
  • Максим,
  • Петр,
  • Яков
Гороскоп
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Reklama.lv Reklama.lv


Гороскоп Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram

Юрий Поляков: «Я запросто мог умереть от ковида»

Размер текста Aa Aa
Культпросвет / Люди
ЭКСКЛЮЗИВ! 10:40, 10 октября, 2020 6

Знаменитый российский литератор сегодня корит себя за чрезмерную беспечность и невероятную легкомысленность.


Источник: Пресс-фото

Юрий Поляков — автор таких бестселлеров, как "Сто дней до приказа", "ЧП районного масштаба", "Козленок в молоке", "Апофегей", "Грибной царь", "Любовь в эпоху перемен, или Секс в СССР" и многих других. По его сценариям снято 15 фильмов, включая знаменитую ленту "Ворошиловский стрелок" Станислава Говорухина. Он возглавляет российскую Национальную ассоциацию драматургов. Его пьесы идут во многих театрах России и других стран, собирая, как правило, полные залы благодарных зрителей. Кроме того, Юрий Михайлович много лет был главным редактором "Литературной газеты", а сейчас является председателем ее редакционного совета. А на днях именитый писатель представил второе, сильно переработанное и значительно дополненное издание своей нашумевшей книги "Желание быть русским".

Заболела вся переделкинская компания

Несмотря на продолжающуюся эпидемию коронавируса, самый престижный в России московский Дом книги на Новом Арбате возобновил творческие встречи с известными людьми. Впрочем, без масок и перчаток внутрь никого не пускают. Ведь это общественное место. И такая забота вовсе не случайна: как известно, сейчас, осенью, смертельно опасная болезнь перешла в активное наступление. Причина очевидна: народ за летние месяцы явно расслабился.

В конце августа заболел и Юрий Поляков. По его словам, после полугодовой самоизоляции его переделкинская компания решила, что риска никакого уже нет, и, как обычно, поплыла в творческий круиз по Волге по маршруту Москва — Уфа — Москва. А в итоге слегли практически все: из 11 человек заразились 9, включая жену писателя Наталью. К счастью, все обошлось. Но теперь Юрий Михайлович гораздо серьезнее относится к ковиду.

— Да, пока сам не заболеешь, над ковидом только смеешься. А все принимаемые меры кажутся излишними, неким психозом, ненужной перестраховкой. Ты жалеешь общество, которое власти так сильно заставляют страдать. А когда сам попадаешь в железные лапы коронавируса, то понимаешь, что все делается не только правильно, но, возможно, даже недостаточно. Потому что болезнь очень тяжелая и крайне жестокая.

Конечно, многие думают, что в них этот снаряд не попадет. Но я по себе могу судить: если ты заболел, то проклинаешь все на свете. А еще думаешь: почему я раньше–то не прислушивался к советам добрых людей. Хорошо, что выкарабкался. Мне повезло, поскольку я оказался в хорошем медучреждении. Меня доставили в новую инфекционную больницу в поселении Вороновском. Ее начали строить 12 марта, а уже буквально через месяц она принимала первых пациентов.

Причем эта больница в Новой Москве вовсе не какая–то виповая, а самая обычная. Но оборудована на уровне. Я в ней оказался благодаря скорой, которая меня туда отвезла. У меня неделю температура была под тридцать девять.

Теперь я могу сказать, что самолечением лучше точно не заниматься. Если почувствовали себя плохо, то нужно не бежать в ближайшую аптеку за антибиотиками, а поскорее вызывать врача. Дай бог, чтобы с помощью вакцины мы как можно скорее избавились от этой заразы. Иначе все пойдет по новому кругу. Как мне в больнице говорили врачи, уже зафиксированы случаи, когда пациенты, побывавшие у них в марте, заболевали повторно. То есть иммунитет держится, к сожалению, всего несколько месяцев. А значит, совсем скоро я снова могу оказаться в группе риска. Болезнь очень, очень коварная. От нее запросто можно умереть! Но не будем о грустном… — улыбнулся Юрий Михайлович.

В режиме самоизоляции не писалось

— А чем вы занимались на самоизоляции? Времени свободного у вас, наверное, было немало. Хотя парадокс в том, что многие авторы жаловались на то, что муза их тогда не посещала. Как будто она и сама была на карантине…

— Вы знаете, каждый писатель — и шире, художник, — находится в положении солиста Большого театра. Вот он танцует, а тут попадает под машину и ломает ногу. Конечно, это трагедия. Бывает, что у певца пропадает голос. Точно в такой же ситуации находится и литератор. Талант — это особое энергетическое состояние, которое должно постоянно подпитываться откуда–то извне. Однако по какой–то неведомой причине в любой момент этот источник может иссякнуть. Причем без всяких предварительных симптомов. Ты просто просыпаешься утром, садишься к столу и понимаешь, что слова тебя больше не слушаются, а сюжеты не придумываются. Голова совершенно пустая. Что делать? Конечно, это катастрофа!

Но таких случаев в истории предостаточно. Например, часто спрашивают, почему Михаил Шолохов ничего не написал равноценного "Тихому Дону". Многие не знают, что в конце войны он попал в авиакатастрофу, в которой получил очень серьезную черепно–мозговую травму. По своим последствиям она соответствовала мощному инсульту. И все! Михаил Шолохов был попросту не в состоянии писать такие мощные произведения, как "Тихий Дон".

И такое может произойти с любым творческим человеком. Когда я находился в режиме самоизоляции, то, разумеется, пытался писать художественные произведения, но не мог. Они не шли у меня катастрофически. Я садился за стол и понимал, что это конец. Финиш! Слова меня вообще не слушались. Я был в положении офицера, которого подчиненные посылают куда подальше. Ты им приказываешь: "Рота, становись!", а солдаты не обращают на тебя никакого внимания. Или даже говорят: "Да пошел ты!" Мол, мы что, подписались?

Чуть не ушел на пенсию

— Но теперь муза к вам вернулась?

— К счастью, да. Жуткое отношение с вербальным миром у меня длилось сначала день, потом два, затем неделю, вторую неделю, месяц, еще один… В какой–то момент я уже всерьез начал готовиться к отходу на заранее приготовленные пенсионные рубежи. Что ж, когда–нибудь, я думал, это должно было случиться. Все–таки уже 65 годков. Уже не мальчик. И не пионер–герой.

Но тут я попал в ковидную больницу. Времени свободного оказалось предостаточно, чтобы подумать на досуге обо всем на свете. И в какой–то момент — бац! — у меня снова включился некий внешний источник. Сейчас я пишу целый цикл повестей и рассказов о своем советском детстве. Но я вовсе не исключаю, что в любой миг связь с вербальным миром снова может вырубиться. И тогда из–под пера будет вылетать всякая чепуха. Так что, если у кого–то есть задумки что–то написать, делайте это быстрее, иначе потом может быть поздно. Увы, писательство — это очень жестокая профессия.

— Иногда для стимуляции творческие люди принимают разного рода допинги. Чаще всего рюмочку…

— У меня тоже есть "допинги", но вполне мирные. Так, я пишу исключительно под классическую музыку. Тихую, приятную. "Наливаю" ее как следует. Очень хорошо идет Брамс. Идеально подходит мне и музыка барокко. А вот под Стравинского или Малера я не могу работать.

А еще меня хорошо вдохновляет чтение поэтов. Это и классика, и советские авторы. Стихи для меня как камертон, который настраивает на нужный лад. Кстати, я очень люблю слушать эстраду времен СССР. У меня большая подборка. Я вообще уверен, что советская песня — это удивительный феномен. Потому что тогда был уровень: кто попало советской эстрадой не занимался. И композиторы, и авторы песен были все как на подбор. Многие поэты были из первого ряда. То есть песни писались на произведения, которые зачастую составляют вершину поэзии XX века.

С некоторыми поэтами–песенниками я дружил, чем горжусь до сих пор. А какая серьезная была система отбора! При Гостелерадио существовал Совет по песне, в который входили лучшие композиторы и лучшие поэты. Несколько раз на заседания меня брал с собой Андрей Дементьев. Что удивительно: там никогда не шел разговор об идеологии: мол, на чью мельницу льет воду этот автор и пр. Может быть, такие разговоры были раньше, в шестидесятые, пятидесятые годы. Но я этого не застал. При мне говорили только о качестве. Это были строго профессиональные разборки: у вас нечеткая рифма; у вас сбой ритма; у вас мутная метафора, которая не считывается во время исполнения; у вас несамостоятельная тема в песне.

Автору советовали: вот вы включите такого–то композитора, такое–то его произведение, такую–то часть и услышите эти нотки. Представляете, насколько тщательно все проверялось! То есть речь шла о мощном фильтре, сквозь который не проходила разного рода фигня. Поэтому я до сих пор не устаю поражаться уровню советской песни. Скажем, у меня есть диск школьных песен. Какая мощная от них исходит энергетика. Когда я послушаю эти песни, то становлюсь совершенно другим человеком. Я действительно заряжаюсь от них. Очень люблю и диск "Юность комсомольская моя…". Понятное дело, на нем песни комсомольцев. Так что я всем советую слушать советскую эстраду!

Режиссёры ничего не читают

— Многие критикуют современные театры, в которых годами идут одни и те же пьесы. Где же новые постановки?

— Так режиссеры ни черта не читают! С ними просто беда. Помню, как на Совете при президенте Российской Федерации по культуре и искусству я оказался рядом с покойным Олегом Табаковым, главным редактором МХАТа имени Чехова. Он у меня спрашивает: "Юра, ну ты чего–нибудь написал?" Я ему напомнил о своем "Кресле". Эта была инсценировка моей повести "ЧП районного масштаба", с которой — на минуточку! — и началась "Табакерка" Олега Павловича. То есть я дал понять Табакову, что его театр стартовал с помощью моей пьесы. Если зайти в "Табакерку", то под номером один значится как раз "Кресло". Этот спектакль поставили еще в 1987 году. Но получается, что с тех пор Табаков не прочитал ни одной моей пьесы. И вообще не следит за моим творчеством.

Олег Павлович мне тогда честно сказал, что ничего не читает. Некогда. Так чего уж тут удивляться, что идут одни и те же пьесы. Отмечу, что я выпустил целый сборник своих пьес. Я ведь последние 15 лет их активно пишу. Более того, пять лет назад, в 2015 году, стартовал фестиваль "Смотрины", который как раз посвящен моему драматургическому творчеству. Татьяна Васильевна Доронина тогда специально поставила на сцене МХАТ имени Горького мою мелодраму "Как боги". В этом году фестиваль должен был состояться, как и в прошлом году, в ноябре. Я как раз написал пьесу — "В ожидании сердца". Это история одного бизнесмена, который решил поставить себе новый "мотор". Многие богатые люди идут на это, чтобы продлить свою жизнь.

Пьесу уже поставил Ставропольский театр, с которым я давно сотрудничаю. Премьера должна была состояться именно в рамках моего авторского фестиваля "Смотрины". Но, к сожалению, его пришлось отменить. Причем буквально в последний момент. Проблема в том, что наше мероприятие очень затратное. Но я не хотел рисковать. Причина понятная: это коллапс, в который из–за ковида попало наше искусство в целом. Я боялся, что на фестивале все закрутится, а потом градоначальник выступит и скажет, что и впрямь наступила вторая волна пандемии. А деньги уже потрачены. И никто не возместит наши убытки. Так что я посчитал, что лучше и не начинать. Проведем "Смотрины" в следующем году, — печально вздохнул Юрий Михайлович.

— Желаем творческих успехов!

Дмитрий МАРТ, собкор "СЕГОДНЯ" в Москве.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (6)


Читайте также


Также в категории

Культпросвет Жан-Люк Годар готовится к съемкам нового фильма

89-летний франко-швейцарский режиссер Жан-Люк Годар начал подготовку к съемкам нового фильма, пишет редакция издания «Сеанс» в телеграме. О начале работ над картиной рассказал в фейсбуке продюсер и режиссер Фабрис Араньо, работающий с Годаром.

Культпросвет Латышский режиссер в шоке: неужели независимая Латвия результат случайностей?

“Ставропольский тракторист и провинциальная интеллектуалка», - театральный режиссер Алвис Херманис рассказывает в Diena о поставленном в московском Театре Наций спектакле «Горбачев», где в главных ролях первого президента СССР и его супруги заняты Евгений Миронов и Чулпан Хаматова.

Культпросвет Когда женщины получили избирательные права

Первой страной, в которой женщины получили избирательные права, оказалась Новая Зеландия - и случилось это в 1893 году. И это единственная страна, сделавшая это в 19 веке.

Культпросвет Netflix назвал самый популярный дебютный сериал 2020 года

Первый сезон сериала «Сестра Рэтчед» стал самым просматриваемым дебютным шоу на платформе Netflix в 2020 году, сообщила компания в Twitter.

Читайте еще

В мире В России заметили, что ситуация вокруг COVID имеет признаки гибридной войны

Академик РАН, депутат Госдумы Геннадий Онищенко заявил, что ситуация вокруг коронавируса "имеет все признаки гибридной войны", заметив, что летальность при гриппе выше, чем при COVID-19.

COVID-19 Доcтуп к тесту на Covid-19 в Латвии заметно осложнят. Что это, если не диверсия?

Для того чтобы сдать анализ на "Covid-19" в Риге, людям нередко приходится ждать даже неделю. Хорошо, если человек, у которого есть подозрения на заболевание, в это время ответственно соблюдает самоизоляцию.

Политика Борданс: наказывать надо тех, кто не носит маски злостно, а не по забывчивости

Контролируя использование защитных масок, следует различать разные ситуации - когда человек случайно забыл надеть маску и когда он это делает сознательно и умышленно, сказал в передаче "Утренняя панорама" на Латвийском телевидении министр юстиции Янис Борданс.

COVID-19 Почему в Латвии не проверяют наличие Covid-19 по слюне?

Для того чтобы сократить очереди на тесты на Covid–19, правительство решило, что их смогут сдавать только те, кто имеет направление от врача. При этом минздрав обещает сократить время ожидания результата до двух дней.