16 апреля, пятница
  • Alfs,
  • Bernadeta,
  • Mintauts,
  • Никита,
  • Феодосия
Гороскоп
Опросы
Подписка
LAT
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube InstagramЛента новостей
LAT


Гороскоп Опросы Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram Google News Google News

Ярмольник стал бароном в латвийском поместье

Размер текста Aa Aa
Культпросвет / Кино / Театр
freecity.lv 14:21, 4 января, 2021 2

На роль барона Фитингофа в фильме латвийского режиссера Евгения Пашкевича «Что знает Тихая Герда» Леонид Ярмольник согласился уже через двадцать минут после предложения. Как признал в разговоре с «Открытым городом» знаменитый российский актер, эта работа стала для него особенной.




В одном ряду с Германом и Огородниковым

Леонид Исаакович, вы говорили, что в вашей биографии было два удивительных фильма — «Трудно быть Богом» Алексея Германа и «Что знает Тихая Герда» Евгения Пашкевича. Известно, что с Германом вам работалось нелегко, а как было с Пашкевичем?

С Германом было нелегко в смысле длительности процесса и сложности характеров, но все равно это счастье, и мне, наверное, до конца моих дней будут завидовать. Я имею в виду моих коллег, потому что это редкое счастье, когда снимаешься у мастера такого уровня.

И Женя Пашкевич в этом смысле тоже совершенно отдельный, оригинальный, своеобразный, умный, талантливый и исповедующий лучшие традиции мирового кинематографа профессионал. С ним работать очень интересно. Я называю это — кино не для всех, но навсегда. Это как живопись, как музыка, это не привычное сюжетное кино, которого сейчас пруд пруди. Хороших фильмов в год выходит — максимум пять-шесть. Все остальное, без обид, ширпотреб, чтобы заставить человека сидеть и следить за сюжетом. Образное и художественное в таких картинах трудно найти.

Конечно, кино Пашкевича — для особенного зрителя, который мыслит образами, ощущениями, пытается разобраться в себе и в окружающем мире. Кто-то может его назвать ультрасовременным, кто-то, наоборот, несовременным. Но это неважно. Это высокохудожественное произведение. Есть много художественных галерей в мире, но есть Уффици — исключительное место. Также и это кино. А если еще учитывать, что у Жени были две замечательные картины — художественный фильм по повести Андрея Битова «Дни человека» и «Гольфстрим под айсбергом», сейчас мы можем сказать, что есть триптих. Это все абсолютно Женины картины, они особенные, ни на кого не похожие. В них нет никакого плагиата. Это его взгляд на жизнь, на людей, на то, что с нами происходит.

Наверное, главная идея картины — сегодняшнее развитие цивилизации: мы идем в будущее или, наоборот, уничтожаем себя.

А что для вас ближе — коммерческое кино или все-таки вот такое «кино не для всех, но навсегда»?

Я в своей жизни больше снимался в картинах, где было все понятно. А картин, в которых что-то нужно принимать на веру, идти и доверяться режиссеру, у меня не так много. К двум перечисленным в моей биографии есть еще замечательная картина «Барак» 2000 года — кино покойного Валерия Огородникова, за которое в свое время мы получили «Серебряного леопарда» в Локарно (номинация «Молодое кино» на МКФ в Швейцарии. — Прим. ред.) и госпремию.

Но при этом я не могу отказаться от любимых картин Аллы Суриковой, которых у меня пять. Вот это кино для широкого зрителя, но оно тоже наполнено любовью. Фильм фильму рознь. Дело не столько в коммерческой составляющей, а в оригинальности режиссера.

Вообще кино — это режиссер. Кино — это монтаж. Есть такое банальное старое выражение, что любое кино хорошо, любой жанр хорош, кроме скучного. Поэтому можно сниматься и в коммерческом кино, которое может задевать, переворачивать твое представление о жизни, о том, кем хочется быть, как хочется быть или не быть.

У Пашкевича — авторское кино, так же как у Германа, как у Огородникова. Это, безусловно, кино не для широкого проката. Еще есть такое выражение, немножко обидное, — фестивальное кино. Для умных, изысканных, для критиков. Но критики тоже сейчас не те — если чего-то не понимают или не прониклись, они больше ругают. Настоящих копателей, «объяснителей», в чем есть настоящее искусство, осталось немного.

Но это и не важно. Я невероятно рад, что познакомился с Женей и снялся у него. У него замечательный вкус, изумительный подбор артистов, удивительный оператор, чудесная музыка. Я думаю, что это настоящее художественное кино.

А как вы познакомились с Пашкевичем?

Он меня нашел, когда начал работу над этой картиной. Видимо, знал меня по каким-то работам в кино, а я Женю по его двум работам — «Дням человека» и «Гольфстриму под айсбергом». Могу честно сказать, что документалки Женины я не видел.

И вот он позвонил мне, когда я был в Юрмале, — у нас там квартира, и мы с ним встретились в Старом городе. Посидели в кафе, и уже минут через двадцать я принял решение, что мне это интересно, и я хочу сниматься в его картине. И не разочаровался.

Сейчас, когда вы уже сыграли в «Герде» барона Фитингофа, можете объяснить, почему режиссер выбрал именно вас для этой роли?

Он это не объяснял, режиссеры редко объясняют, почему предлагают тебе пробоваться. Думаю, что это связано с его представлением. Первое — как выглядит барон Фитингоф, я имею в ввиду чисто физиогномически, а второе — Женя какие-то мои работы видел, ему показалось, что у меня есть те актерские, человеческие свойства, которые ему необходимы для этого персонажа.

Что вы для себя открыли, сыграв эту роль?

Я открыл для себя Пашкевича. Это человек невероятно глубокий, интересный, не всегда в словах объяснимый. Но строил он все так, что, когда сцена уже была сыграна, снята, я уже не говорю о моменте, когда это появилось на экране, все действия его группы — оператора, художника, актерской игры, света и так далее — очень согласованы. Это очень важно, когда все в одной системе координат.

Над фильмом работала международная команда из трех стран Балтии, все говорили на разных языках. Как вы себя чувствовали в этом муравейнике?

Во-первых, со мной все говорили по-русски (смеется). Это все-таки еще то поколение, которое не отказалось от русского языка. Он для них иностранный, но он им знаком.

А, во-вторых, что касается того, что все играют на разных языках, с одной задачей я не справился. Английский у меня на уровне такси и ресторана, а там тексты достаточно сложные. Они и в русском варианте непростые — надо очень точно выстроить логику, чтобы это правильно воспроизвести. Поэтому мне было невероятно трудно зубрить тексты на английском. И я в итоге играл по-русски. А все играли на своих языках.

Вообще — это картина международная. Там главный язык — английский. И все равно я уговорил Женю, что буду играть на русском, чтобы самому понимать, о чем я говорю, и правильно расставлять акценты интонационно.

Я вспомнил историю, которую мне в свое время рассказывал Владимир Семенович Высоцкий. У него самым любимым артистом был Жан Габен, а Габен славился тем, что никогда не учил тексты в кино. Раньше же кино озвучивали, и ты вкладывал себе в губы текст. Это было здорово, ведь если ты на съемке что-то неправильно сыграл, можно было при озвучивании уточнить и сделать лучше. И у Габена всегда, когда он произносил текст в кадре, особенно на крупном плане, были «вялые губы». И потом на озвучивании он всегда вкладывал в эти «вялые губы» все что нужно.

Вот я и вспомнил об этом рассказе Владимира Семеновича Высоцкого и старался играть Фитингофа в этой манере. Скажем так, с «вялыми губами». Чтобы потом можно было озвучить, уточнить.

И Женя — молодец, он нашел замечательного латвийского артиста, который озвучил меня на английском языке, у него английский замечательный и тембр не сильно отличается от моего. Кто меня очень хорошо знает, наверное, поймет, что это не я. Но органика в сочетании с моей внешностью и моим лицом и голосом — если не на 100, то на 90% точно совпала.

А есть ли, по-вашему, свои особенности у балтийской актерской школы?

Самые крупные американские звезды относят себя к ученикам русской драматической школы, начиная от Михаила Чехова. Считается, что это самая лучшая школа. Но сколько учителей, столько школ. Я считаю, что неважно, где артист получает образование, если ему суждено стать хорошим артистом, то он им станет. Независимо от преподавания, от школы.

Если говорить о российских школах — есть ВГИК, МХАТ, Щукинское, Щепкинское, ГИТИС. Но практика показывает — неважно какой актер школы.

Балтийские актеры тоже разные, но тех, кого взял в работу Женя Пашкевич, — просто замечательные.

Кто из балтийских актеров вам интересен?

На этой картине для меня был большим открытием Лео Победоносцевас — литовский актер. Очень хороший, замечательный. Остальных я тоже знал, они для меня были известные. А вот открытием для меня стал Лео.

Есть классические артисты — Артмане, Банионис, Будрайтис. Но это из моей молодости. Современных артистов я, безусловно, знаю хуже. И контактов меньше, и совместных работ практически нет. Поэтому эта работа у Жени Пашкевича для меня исключительная.

Спокойную старость хотели бы провести в Латвии

Во время съемок «Герды» вы объездили всю Латвию. Какое впечатление на вас произвела сельская Латвия, ее люди?

Я в Латвии много лет и без этих съемок много по ней путешествовал. Кто-то даже выяснил, что экологически чище и правильнее Юрмалы есть только какое-то место в Новой Зеландии. Я очень люблю Латвию. И думаю, что многое изменилось. Был же период, когда было противостояние из-за исторических обид на Россию, многие люди неправильно относились в Латвии к русскоязычным. Но желание быть ближе, понимать друг друга и относиться друг к другу с любовью, интересом и добротой — важнее сегодня вообще для всего мира…

Не случайно, когда мы выбирали то место, где хотелось бы провести спокойную старость в нашей семье, то выбрали не Испанию, не Францию, не Италию, ни Майями, что многие делают, а Юрмалу.

А такой выбор стоял или сразу определились?

Инициатором была моя супруга, которая тоже очень любит Латвию. Поэтому этот вопрос решался быстро и конструктивно.

Друзья незаменимы

Вы человек, который всегда ценил и ценит дружбу, но многие из ваших друзей, коллег по Таганке ушли в мир иной. Чем вы заполняете эти пустоты, с кем сейчас дружите?

Пустоты эти никем не заполняются, так не бывает, выражение «незаменимых людей не бывает», наверное, для каких-то других ситуаций. Никто мне не заменит Олега Янковского, Сашу Абдулова, Леню Филатова, Борю Хмельницкого, Виталия Шаповалова, Володю Высоцкого, Валеру Золотухина и других. Это все понятно.

Но, безусловно, у меня есть близкие друзья и мои современники, многие из которых моложе меня. Скажем, Костя Хабенский, Володя Машков, Юля Пересильд. Когда мы снимались в сериале «Принцесса и нищий» у Дмитрия Месхиева, я играл ее отца, она была еще студенткой ГИТИСа и стала такой замечательной актрисой. Десяток хороших артистов, с которыми я дружу по жизни, сегодня точно есть.

Я дружу с музыкантами — Леней Агутиным, Андреем Макаревичем, Колей Расторгуевым, Женей Моргулисом. Еще — с Пашей Чухраем, Павлом Лунгиным. С кем-то общаюсь чаще, с кем-то реже. Это мое окружение, мои друзья, с кем я могу поделиться, пообщаться, сравнить свои ощущения с их ощущениями.

И, естественно, мой пожизненный партнер — Валера Тодоровский. Мне, наверное, надо было назвать его первым, поскольку мы уже двадцать лет работаем, практически не расставаясь. И кино делаем, и снимаюсь я у него. Не знаю, видели ли вы последнюю нашу работу «Одессу», но это тоже результат нашего союза.

У нас с Тодоровским есть большой проект с американцами. И они готовы, и мы. Но из-за пандемии стоим уже больше полугода. Не люблю говорить наперед, но сценарий есть, планы есть. У Валеры вообще много сценариев в портфеле, которые ждут своего времени из-за создавшейся ситуации.

Какие культурные события в Москве вы назвали бы самыми яркими за последний год? С поправкой на карантины и пандемию, конечно…

Самый интересный для меня — спектакль Виктора Рыжакова «Солнечная линия» в центре Мейерхольда. Это спектакль на двоих, кстати, с Пересильд. Я считаю, что это невероятно здорово.

Недавно посмотрел в «Современнике» первый спектакль, который сделал Рыжаков по пьесе Евгения Гришковца, называется «Собрание сочинений». В главной роли Марина Мстиславовна Неелова. Играет Никита Ефремов.

Я не часто бываю в театрах, но самые яркие события назвал.

А что касается кино, лучшая картина — это мой любимый Тарантино и его «Однажды в Голливуде». Правда, это прошлый год.

В пандемический период мне очень понравилось то, что сделал Семен Слепаков — новеллки «Окаянная жизнь». Это очень здорово! Кстати, сейчас у нас идут переговоры с Семеном, может, буду сниматься в новом сериале. Планируются также Чулпан Хаматова, Хабенский. Скоро будет сниматься пилот.

Мне очень интересен Семен Слепаков, я считаю его одним из самых изобретательных и талантливых продюсеров и придумщиков сегодня. Надеюсь, что все состоится.

Как, кстати, повлиял на вашу жизнь карантин? Творческая жизнь поставлена на паузу или планы все-таки есть?

Планы, безусловно, есть, но все это переносится из-за пандемии и каких-то мешающих обстоятельств. Готовим спектакль с Мариной Мстиславовной Нееловой, может, он будет на сцене «Современника». Есть планы участвовать в спектакле во МХАТе имени Горького, в Доронинском МХАТе. У Виктора Крамера будем делать спектакль «Лес» Островского, где, может быть, я буду играть Счастливцева. Должны начать эту работу. Но из-за пандемии все неясно.

Что-то на телевидении есть. Хотят сделать снова программу «Точь-в-точь». Но из-за пандемии тоже не понятно, будет — не будет.

А весенний пандемический период я провел спокойно — в основном с внуками на даче в Подмосковье. Внукам шесть и три года — Петр и Павел. Поэтому мою дачу друзья называют филиалом Петропавловской крепости (смеется).

Смешение безвкусицы, бестактности и аморальности

Вы часто критикуете современное телевидение, в том числе ток-шоу — за культивирование низменных чувств, за отсутствие морали. Вас кто-то слышит или это глас вопиющего в пустыне?

Думаю, что даже если меня слышат и прислушиваются, ничего изменить не могут. Наше телевидение ужасное, потому что идет погоня за рейтингом, а рейтинг проще всего достигается тем, что неприлично. Это ужасно — смешение безвкусицы, бестактности и аморальности.

Я первую половину жизни был против цензуры, а сегодня наступило такое время, когда можно цензуру назвать как-то по-другому, но кто-то должен контролировать это.

Вас нет в соцсетях, почему? Это позиция или просто времени жалко?

У меня совершенно нет желания тратить время на соцсети. Я и так все знаю, все вижу. Во всяком случае, даже если что-то не вижу, мне подсказывают — супруга, дети, друзья. Вроде ничего важного не пропускаю. А сидеть в соцсетях — это не стало моим. Даже если я там косвенно появляюсь, это делают мои друзья, за меня публикуют.
«Зеленский мой друг, но на Украину меня не пускают»

Ездите ли вы на Украину, в Беларусь?

Нет, на Украину меня не пускают много лет, несмотря на то, что президент Украины мой ближайший друг и коллега, и мы с ним много работали. Я имею в виду не только наши многолетние контакты в КВН, когда я был членом жюри, а они побеждали и становились известными и знаменитыми. Но есть и картина «Любовь в большом городе», где Володя играл моего сына.

Володю я знаю очень хорошо, но, несмотря на то, что он стал президентом, я невъездной на Украину. Много лет уже. С 2014 года. Это при том, что я считаю себя выходцем с Украины, ведь мое детство, школьные годы прошли во Львове, и это мой город. И много лет я и Башмет были почетными гражданами города Львова. Но и я, и Юра — невъездные на Украину.

По большому счету это идиотизм. Но националисты, на мой взгляд, пока банкуют. И их точка зрения на мир и цивилизацию резко отличается от моего понимания, что такое мир и люди.

Прошел уже год президентства Зеленского, но пока у него, наверное, есть задачи более важные, первостепенные.

А с Белоруссией у меня все нормально. Я не хочу говорить о том, в чем не очень разбираюсь. Я все понимаю, как все, что есть вечный президент, его странное желание угодить Западу и пользоваться российским газом и нефтью, это раздвоенное состояние...

Но видите, вообще в мире неспокойно. Вот вам и Карабах, и Киргизия. Я думаю, что эти процессы исторически закономерны, по-другому и быть не могло. Все живут раздельно, но стало ли от этого жить лучше или хуже, время покажет. Процесс распада, говоря языком атомной электростанции, до какого-то нового мироустройства не закончен.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (2)


Читайте также


Также в категории

Культпросвет Фильмы про авиапроисшествия, основанные на реальных событиях

За все время существования авиации произошло очень много аварийных ситуаций. Какие-то заканчивались трагедией, а другие оказалась чудом со счастливым концом. Cобрали фильмы о том, что случалось с пассажирскими самолетами.

Культпросвет В Италии отменили киноцензуру по моральным и религиозным причинам

В Италии отменили закон о киноцензуре, который появился в 1914 году. В стране больше нельзя запретить выход фильма или заняться его редактированием, ссылаясь на моральные и религиозные причины. Режиссеры сами будут классифицировать свои картины, исходя из возраста зрителей, пишет The Guardian.

Культпросвет 3 фильма о сфабрикованных судебных делах

Современное общество живет по выработанным нормам права. Но система несовершенна и может дать сбой.

Культпросвет Актриса из "Бриллиантовой руки" Серафима Холина найдена мертвой

В Москве на 98-м году жизни скончалась советская актриса Серафима Холина. Та самая ведущая показа мод из "Бриллиантовой руки", что произносит легендарное "Брюки превращаются… превращаются брюки…".

Читайте еще

Культпросвет «Оскар» могут частично перенести в Европу

Церемония вручения кинопремии «Оскар» в 2021 году может быть частично перенесена на европейские площадки, передает The Hollywood Reporter.

Культпросвет «Бэтмен», темнокожий Супермен и «Отряд самоубийц»: все предстоящие фильмы DC

Благодаря ажиотажу вокруг «Снайдерката» кинофраншизу DC впервые за долгое время обсуждают активнее проектов Marvel. Находясь под впечатлением от режиссерской версии «Лиги справедливости», фанаты призывают Warner Bros. позволить Заку Снайдеру продолжить работу над сагой, однако этого, скорее всего, не произойдет — в масштабные планы кинокомпании дальнейшее сотрудничество с постановщиком не входит. Впрочем, и без снайдеровских экранизаций поклонникам DC в ближайшие годы будет чем поживиться.

Культпросвет Киану Ривз сыграет роль полубога в экранизации собственного комикса

Киану Ривз исполнит главную роль в экранизации собственного комикса под названием «BRZRKR», сообщает Deadline.

Культпросвет Киану Ривз сыграет в экранизации собственного комикса

Стриминговый сервис Netflix приобрел права на комикс BRZRKR, авторство над которым принадлежит актеру Киану Ривзу, сценаристу Мэтту Киндту и художнику Рону Гарни. Об этом сообщает Deadline.