27 июля, вторник
  • Dita,
  • Marta,
  • Анисим,
  • Степан
Гороскоп
Опросы
Подписка
LAT
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube Instagram ВКОНТАКТЕ Лента новостей
LAT


Гороскоп Опросы Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram ВКОНТАКТЕ ВКОНТАКТЕ Google News Google News

«Секрет» Максима Леонидова: мы одни из первых в СССР заиграли буржуазную музыку

Размер текста Aa Aa
Культпросвет / Люди
ЭКСКЛЮЗИВ! 08:10, 10 июля, 2021 9

Для Максима Леонидова нынешний, 2021 год, ознаменовался двумя событиями. Во–первых, отметила четверть века жизни его нынешняя группа Hippoband. Во–вторых, предстоящей осенью у Максима Леонидовича выходит новый альбом — "Седьмое небо", первый за четыре года.



Корреспондент "СЕГОДНЯ" пообщался со знаменитым певцом и задал ему несколько вопросов о жизни и творчестве.

— Вы как автор много собственного материала бракуете?

— Нет, отнюдь. Я же не из пулемета ведь поливаю, а стараюсь стрелять точечно, прямо в цель. Конечно, время от времени возникают какие–то неудачные вещи — которые не идут ни в альбомы, ни в концертную программу, а потом забываются…

Но иногда получается и по–другому — когда некая достойная идея, набросок в течение многих лет не может найти развития. Скажем, музыку к главному любовному дуэту в мюзикле "Девчонка на миллион" я написал в 90–е — и с тех пор она пролежала много лет, пока не нашла себе применения.

Вообще должен сказать, что мне вдвойне повезло в том, что я и работаю с собственной группой, и создаю музыку для театра, мюзиклов. Кризиса жанра не испытываю, мне очень интересно и то и другое. И там и там у меня время от времени поспевают новые блинчики. Сейчас я больше занимаюсь группой — потому что у меня скоро выходит новый альбом.



— В мире современной музыки, на ваш взгляд, происходит что–то интересное? То, что вас вдохновляет?

— Ну, я слушаю в основном классику и старый джаз. А из современного… В целом траектория, в какую сторону все это движется, мне понятна. Иногда я очень осторожно использую всякие современные фишечки в своих песнях — как одну из многих красок. Так, скажем, в песне "Губами из воздуха" с альбома "Над" звучит читка. Где–то еще в песнях присутствуют скретчи — позаимствованные из арсенала диджейской музыки.

Однако не могу сказать, чтобы что–либо из новомодного меня так уж сильно вдохновляло. Особенно удручает в этом плане современная русскоязычная музыка. Мне достаточно иногда включить в машине на час "Наше Радио", чтобы убедиться — чуда не произошло, новых юных гениев не появилось. Ну, чудеса вообще происходят достаточно редко…

Скорее я слежу за современным творчеством тех музыкантов, которые мне нравились еще много лет назад. В частности, недавно ознакомился со свежим творением Бориса Гребенщикова "Знак огня" — и альбом мне очень понравился.

— Чем вы объясняете редкую стабильность состава вашей группы? Ведь за четверть века существования состав Hippoband почти не менялся…

— Трения и разногласия возникают везде и у всех, главное — причины. Мы между собою если и спорим, то лишь по творческим вопросам. Даже не то чтобы спорим — скорее, просто вносим какие–то уточнения, без которых песню невозможно сделать хорошо.

Гораздо хуже, если конфликты возникают, когда кто–то из участников группы приходит к мысли, что он в недостаточной степени оценен, когда люди начинают считать деньги друг друга. По счастью, ничего такого у нас в Hippoband не было и нет. Возможно, это оттого, что мы уже встретились довольно взрослыми, зрелыми людьми. Поэтому с самого начала возникло понимание — у нас одно общее дело, ради которого нужно работать единой командой. За много лет мы уже вполне выучили, чего друг от друга ждать. Ну и к тому же мы все не склочные по характеру — такие уж подобрались…

— В этом году в Петербурге отмечают 40–летие Ленинградского рок–клуба. У вас на заре вашей карьеры, когда вы играли в группе "Секрет", много было точек пересечения с рок–клубом?



— Нет, на самом деле совсем немного. Мы держались сами по себе, хоть номинально в рок–клубе и числились. "Секрет" даже принимал участие в одном из рок–клубовских фестивалей — кажется, в 84–м. Но у нас не было времени на участие в жизни рок–клуба, на посещение его собраний — да и, честно говоря, интереса особого не было. Мы учились в театральном институте, жили собственной жизнью…

Если же мы хотели общаться с кем–то из состоявших в рок–клубе музыкантов, то могли это делать и вне стен данного заведения. Например, мы приятельствовали с Майком Науменко, исполняли его песни "Мажорный рок–н–ролл", "Буги–вуги каждый день" — и я до сих пор играю их на своих концертах.

— Как получилось, что вы в "Секрете" оказались далеки от угрюмого русского рока с его песнями про духовность, про судьбы родины и поколения? Это выгодно отличало вас от других рок–групп 80–х и позволило песенному наследию "Секрета" не остаться всего лишь артефактом эпохи…



— Я бы сказал, что "Секрет" одним из первых в СССР заиграл "буржуазную музыку" — в хорошем смысле этого слова. Своим внешним видом и оптимистическим имиджем наш бит–квартет олицетворял ничем не омраченную радость бытия. И уже одним этим мы ставили себя в оппозицию скучноватой и сероватой окружающей действительности.

Нам не надо было строить из себя каких–то борцов–революционеров, дабы привлечь к себе внимание — мы и без того могли себе позволить быть такими, какие мы есть. Плакатное искусство, нарочитый протест — это не для нас, нам таким заниматься было неинтересно.

— В 2014–м "Секрет" выпустил камбэк–альбом "Все это и есть любовь". Вы довольны этой работой? Есть ли вероятность, что когда–нибудь появится новый альбом "Секрета"?

— Честно говоря, я сомневаюсь. За минувшие годы мы слишком отдалились друг от друга — у каждого своя жизнь, свои дела… Собрать сейчас "Секрет" заново — дело слишком уж тягомотное и дорогостоящее.

Что касается работы 2014 года, то, по моей личной оценке, она хороша, но не идеальна. Если в группе Hippoband я могу самолично контролировать творческий процесс от начала до конца, то в "Секрете" мы все четверо имеем право голоса. Поэтому на альбом проникло несколько песен, которые, по моему мнению, получились явно провальными.

— В последние годы у музыкантов вновь стало модным напоказ бороться с режимом и лезть на баррикады. Насколько понимаю, вам подобное по–прежнему неинтересно?

— Нет, а зачем? Мне не хочется этим заниматься по той причине, что я не вижу здесь никакого искусства. Плакатное искусство вообще редко у кого получается. Когда, например, группа "Сплин" записывает свое "Письмо Гарри Поттеру", воспринятое многими именно как песня протеста — на самом деле это по сути всего лишь лирическая зарисовка, наблюдение художника над окружающим миром.
Надо, чтобы к тебе пришло это настроение, чтобы у тебя получилось искреннее желание сделать некое актуальное высказывание — и тогда это получается интересно. А записывать песни протеста только потому, что это модно, что это некий тренд, — такое точно не по мне. Уж легче нарисовать плакат и выйти с ним на улицу.

Тем более что есть определенная специфика творчества. Некоторые сейчас, скажем, считают Андрея Макаревича протестным певцом — а ведь его песни, они о любви. Просто Андрей — свободный человек, и все его естественное поведение идет вразрез с нормами ханжества и политикой государственных зажимов. Мне ближе именно такой стиль жизни. То есть я стараюсь жить таким образом, чтобы быть максимально свободным — и чтобы людям мой пример о чем–то говорил. По–моему, это гораздо лучше, чем орать на каждом углу, что власть — дерьмо.



— А вас не пугает градус взаимного ожесточения в российском обществе, да и в мире в целом? Когда почитаешь соцсети, то создается впечатление, что "рукопожатные" и "ватники" — причем не только в России — готовы хоть сейчас вцепиться друг другу в глотки…

— Ну а что тут остается делать? Только призывать к мирным дискуссиям, к интеллигентному стилю разговора. И вы верно отметили, что разобщение — это не только наша, российская проблема. Во многих других странах творится то же самое. Посмотрите, например, на то, что происходит в Соединенных Штатах. Там тоже нарастает ненависть между сторонниками республиканцев и демократов, между либералами и консерваторами. Зачастую там это протекает в формах даже похуже, чем у нас — до массовых драк и до кровавых соплей.

Подобные тенденции, наблюдаемые в мире, признаться, меня страшат. Увы, человек устроен именно таким образом — зачастую он бьется не за правду, а за собственное эго, за возможность самоутверждения путем победы над теми, кто думает не так, как он. В течение многих десятилетий и даже столетий человечество пытается избавиться от такой борьбы за правду, осуществляемой путем кровавых конфликтов.
И, кстати, не сказать, что люди совсем уж не меняются к лучшему. Я не думаю, что сейчас уже возможны такие масштабные войны, как в прошлом веке. Развязать подобную войну при нынешней открытости мира, да и при тех запасах оружия, что накоплены на планете — довольно сложная история. Даже самые отвязные придурки стали понимать, что при новой мировой войне выживших не будет.

— В последние годы стало модным говорить, что рок мертв. Что музыка, некогда являвшаяся универсальным языком молодежи всего мира, уходит в прошлое. А если современная молодежь что–то и слушает, то это зачастую находится за гранью хорошего вкуса — такой условный Даня Милохин…

— Да, во многом так оно и есть. В XX веке рок–н–ролл, рок— и отчасти поп–музыка реально исполняли функцию объединителя молодежи всего мира. А сейчас, в 2021 году, мы вынуждены констатировать, что такая музыка в значительной степени утратила свои лидерские позиции. Что придет ей на смену — судить не берусь, но молодежь обязательно найдет что–то свое…

Возможно, развитие вообще пойдет не в музыкальную сторону, а в какую–то другую. И это, в общем–то, нормальное явление. Как поет Боб Дилан, времена, они же меняются. Современные молодые люди совсем не такие, какими были мы. Другой кругозор, другое мировосприятие… И я не согласен, что абсолютно все нынешние дети слушают Даню Милохина и иже с ним. Мои, например, не слушают.
— Свои концерты вы, как правило, завершаете песней "Письмо", которую я очень люблю. Она очень тонкая и красивая. Не расскажете ли историю ее появления?

— Есть такой американский кантри–исполнитель Брэд Пейсли. Однажды я услышал его песню Letter To Me. Ни музыкально, ни поэтически она не похожа на то, что я написал впоследствии — но сама идея письма в прошлое, адресованного самому себе, мне показалась очень интересной, вдохновила…

Ведь практически любой человек, и я в том числе, хотел бы, если б представилась такая возможность, обратиться к себе молодому — предупредить о чем–то, предостеречь от чего–то. Идея засела в мозгу. Помню, я проснулся в два часа ночи, встал, прошел из спальни в рабочий кабинет — и практически за один присест написал "Письмо".

— Мы сейчас живем в особенно трудное время — пандемия, карантин. Пожелайте нашим читателям чего–нибудь оптимистичного…

— Все мои песни — они как раз об этом, об оптимистичном мировосприятии. Мне кажется, что существовать с ощущением напрасно прожитых дней, с мыслью о том, что жизнь твоя проходит зря, невыносимо трудно. Удобнее и рациональнее верить в то, что все не зря, что все в конечном итоге к лучшему. И поэтому я всем того и желаю — обрести эту веру!

Полностью интервью читайте в латвийской газете «СЕГОДНЯ»

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ, собкор "СЕГОДНЯ" в Санкт–Петербурге (РФ).

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (9)


Читайте также


Также в категории

Культпросвет В детском мультике Disney впервые появится "небинарный" персонаж

Компания Disney впервые введет в детский мультсериал небинарного персонажа. Об этом пишет The Independent.

Культпросвет Бурляев: «Российское кино омерзительно, оно понижает духовный уровень народа»

Николай Бурляев жестко высказался в адрес современных кинематографистов. По мнению актера, в погоне за коммерцией режиссеры и сценаристы забыли про духовную составляющую киноискусства.

Культпросвет Названа новая мировая столица архитектуры

Международный союз архитекторов (International Union of Architect’s (UIA)) совместно с ЮНЕСКО выбрали столицу мировой архитектуры на 2023 год, ею стал датский Копенгаген. Для города новый статус означает признание выдающихся решений в застройке с учетом современных требований по экологичности, передает ArchDaily.

Культпросвет Романовы: смертоносная семья

"Черная Вдова" (Black Widow). Режиссер Кейт Шортланд, в ролях Скарлетт Йоханссон, Флоренс Пью, Дэвид Харбор. США, 2021.

Читайте еще

Культпросвет Альбом группы ABBA продержался тысячу недель в хит-параде Великобритании

Пластинка шведской поп-группы ABBA под названием "ABBA gold: greatest hits" продержалась в альбомном хит-параде Великобритании тысячу недель, сообщает Billboard.

Культпросвет Metallica переиздаст альбом Black Album. Фанатов ждут кавер-версии

Американская метал-группа Metallica анонсировала масштабное переиздание своего легендарного альбома Black Album. Это будет сборник каверов на ее песни, в записи которого примут участие 53 артиста.

Люблю! Адель готовит новый альбом после 6-летнего перерыва

Отличные новости для фанатов Адель: источник, близкий к окружению певицы, сообщил, что она совсем скоро выпустит новый альбом!

Люблю! Андрей Осокин номинирован на престижный немецкий приз классической музыки

В пятницу, 4 июня, объявлены номинанты престижного немецкого приза классической музыки Opus Klassik, среди которых с четырьмя номинациями выдвинут и латвийский пианист Андрей Осокин. Созданный музыкальным издательством Prima Classic альбом Осокина Two Worlds номинирован в категориях "Лучший инструменталист года", "Классика без границ", "Лучшее соло исполнение года" и "Лучший молодой исполнитель".