24 июля, суббота
  • Krista,
  • Kristiāna,
  • Kristiāns,
  • Kristīne,
  • Ефимия,
  • Ольга
Гороскоп
Опросы
Подписка
LAT
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube Instagram ВКОНТАКТЕ Лента новостей
LAT


Гороскоп Опросы Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram ВКОНТАКТЕ ВКОНТАКТЕ Google News Google News

Имант Ланцманис: «Когда прохожу по дворцу, ликую!»

Размер текста Aa Aa
Культпросвет / Люди
BB.LV 15:48, 20 июля, 2021 10

29 июля исполняется 80 лет Иманту Ланцманису, доктору искусствоведения, художнику и писателю, экс-директору дворца-музея Рундале на протяжении 44 лет, при котором он возродился из небытия. Не зря его называют «человек-дворец».


Имант Ланцманис. Фото rundale.net

Три тома истории

Мой звонок застал Иманта Николаевича в типографии, куда он приехал, чтобы проконтролировать, как отпечатан первый лист завершающего тома трилогии о Рундальском дворце.

В 2015 году г-н Ланцманис завершил написание роскошной, содержательной и объемной книги, первой из задуманной трилогии, «Рундальский дворец. Часть I. История». В книге 432 страницы и 623 богатейшие иллюстрации. Тогда издание оплатил Благотворительный фонд Бориса и Инары Тетеревых.

– Вторая книга, «Рундальский дворец. Часть II. Подробный план» столь же монументальная, как и первая, вышла в 2018 году, – поясняет автор. – Это инвентаризация дворца, каталог всех предметов, которые здесь находятся, от цокольных помещений до чердаков. Мы хотели показать, что наш дворец восстановлен в аутентичном виде, никакого новодела – это большая редкость ныне, высокого ранга историко-художественная работа. Мы даем исчерпывающую информацию абсолютно о каждой вещи. В Белом зале, к примеру, описаны каждый барельеф и каждая деталь отдельно, пишем о паркете и изразцовых печах. В книге 775 иллюстраций – больше, чем текста. Это инвентаризационный обзор или путеводитель по дворцу объемом 576 страниц и 3,7 кг веса.

К сожалению, в 2018-м случился крах банка ABLV, и Борис не смог нам помочь – издание оплатил музей. А сейчас Инара Тетерева, в память мужа, профинансировала издание третьего тома трилогии «Рундальский дворец. Часть III. Реставрация». То, что финансирует Благотворительный фонд Бориса и Инары Тетеревых, нельзя продавать, можно только дарить. Это прекрасно! Но, чтобы иметь возможность что-то продавать, мы часть тиража должны были оплатить сами.

Как известно, реставрация началась в 1972 году и полностью завершилась в 2014-м. Но, строго говоря, задумка возникла еще в 1964-м, когда я, прибыв сюда со студенческой скамьи, уже видел, как мы вдохнем жизнь в абсолютно пустой и обветшавший в то время дворец. То есть реставрация началась, в общем-то, в 1964 году и завершилась через 50 лет.

В книге 1364 иллюстрации, тираж примерно 1000 экз. Из печати том ожидаем к 29 июля, и на моем скромном юбилее пройдет его презентация. Начинаю с той довольно приличной реставрации, которую провели в XIX веке тогдашние хозяева Рундале графы Шуваловы. Небольшая реновация прошла и в 1930-х.

Книга на латышском языке, подписи к иллюстрациям – на латышском и английском. Главный упор сделан на иллюстрации.

На юбилее я подарю Рундальскому музею три свои картины на евангельские сюжеты, которые мы собирались выставить сначала на Пасху 2020-го, а потом и на Пасху этого года в церкви Святого Петра – «Воскресение Христово» и две горизонтальные картины – «Тайная вечеря» и «Голгофа».

Обе выставки по понятным причинам сорвались, и теперь я дарю этот триптих музею. Картины будут помещены на постоянно действующей выставке церковного искусства. Там они будут символизировать завершение экспозиции, которая начинается с барочной живописи.

Ведет провидение

– 80 лет – возраст некоего подведения итогов. Чувствуете ли удовлетворение от сделанного? С вершины юбилея как можете оценить свои достижения?


Источник: LETA

– Это очень условная дата... Я чувствую себя неплохо физически, поэтому особо не думаю о возрасте. К тому же у меня так много дел, что не до того.

Честно – просто восхищаюсь тем, что получилось у нас в итоге с дворцом, что мне ПОЗВОЛЕНО было судьбой, Богом, провидением сделать. Проходя по дворцу, все время восхищаюсь им. Думаю, что это довольно редкий случай в нашем бытии, когда что-то большое, грандиозное делаешь и можешь еще при своей жизни увидеть результаты своих трудов.

То есть не только реставрация была завершена, но и вся обстановка воссоздана, возрожден весь облик дворца. И главное – дух этого места как герцогской резиденции. И это, по-моему, удалось – что доставляет мне огромное удовольствие.






Если каким дворец должен стать, я очень четко видел в своих видениях еще в 1964 году, то о том, сколько на это потребуется времени, у меня не было ни малейшего понятия. Если бы тогда мне сказали, что это продлится 50 лет... Не знаю, остался бы я на месте... Но так понемножку все это затягивало, год за годом. Все как-то вытекает друг из друга, идет нормальное эволюционнное развитие событий. Конечно, нужно работать, все это подталкивать, мечтать, но в то же время нельзя отчаиваться, говоря, «вот если через год не получится, то я ухожу». Нужно колоссальное смирение и способность ждать и ждать. Я человек нетерпеливый, но приходилось продвигаться медленно.

Монастырские узоры

– Главное было – найти специалистов. Реставрацию нам удалось так тщательно сделать благодаря специфическим обстоятельствам того времени.

Советская реставрация была очень высока по качеству. Это не так, как сейчас – нужно кровь из носу уложиться к сроку. Тогда все это длилось так долго, потому что этого требовала МЕТОДИКА реставрации. Нельзя быстрее! Ту же старинную живопись, где тысячи маленьких утрат, нельзя замазать сразу большой кистью. Необходимо невероятное терпение, прилежание и работать, работать из года в год. И это было очень важно. С ужасом думаю, что бы мы делали сейчас...

Возьмем те же шелковые обои для комнат дворца. Их требовалось 4400 метров, 4,5 км – это невероятное количество и невероятные деньги! Но нам удалось в те годы использовать одну из хороших сторон тогдашнего времени и тогдашних правил – все делать исключительно качественно.



Источник: LETA

Нам требовалось 12 разных видов таких обоев. Это все делали в Москве, в Новоспасском монастыре, где были уникальные ткацкие мастерские – 20 станков, работавших по старинным технологиям. Они были изобретены в конце XVIII века, позволяли делать очень сложные узоры благодаря технике, которая напоминала перфокарты – там переплетение вертикальных и горизонтальных нитей. Так называемые жаккардовые станки, жаккардовое плетение. У них заказывали подобные ткани для всего Союза. И по сей день мы можем заказать там эти образцы. Интересно, что когда мы были в усадьбе-музее Кусково, видели, что там использовались те же ткани.

– Дворец-музей ныне наполнен аутентичными эпохе вещами – мебелью, картинами, предметами дворцового обихода – вашими стараниями?

– Не вижу никаких своих заслуг – на меня работало провидение. Я человек замкнутый, интроверт – для меня мучительно было вести все эти переговоры. Но я учился у Лаймониса Лиепы, директора Бауского краеведческого и художественного музея, – как играть на всех регистрах.


Источник: LETA

Принимали от души

– Нам очень помогал тогдашний министр культуры Каупуж, глава отдела памятников культуры министерства культуры ЛССР Ольга Клинтс, с которой по сей день дружим.

И московская верхушка, дамы из министерства культуры СССР, очень нам помогли. Особенно в первое время, когда нужно было запустить весь этот механизм. В Москве говорили: «Конечно, нужно реставрировать, это же Растрелли!»

Как-то мы ехали в Москву к дамам из министерства культуры Союза на своем автобусе, куда поместили целую ванну с водой, полную роз. Ехали полтора дня – не так просто! Но от цветов дамы были в восторге! Им тоже нравилось, что мы делали доброе дело...

Нас прекрасно приняли в Эрмитаже и других музеях, дарили старинные вещи, мебель, картины.

Помню, как в 1965-м Татьяна Михайловна Соколова, крупнейший специалист по истории мебели, водила меня по Эрмитажу. Открывала какие-то необыкновенные закрытые залы. Говорила: «Смотрите, Имант Николаевич, какая фактура дерева, а вот эта обивка – очевидно, уже более поздняя реставрация, XIX век...» Я учился у таких людей.

Письма из столиц

– Но вы же еще должны были воссоздать дух обитателей дворца XVIII века...

– Это мистика, но очень часто мы чувствовали, что вещи просто плывут к нам, и то, что нам надо – комод или что-то еще. А портреты, запечатлевающие этот дух – как они активно к нам шли! Купили целый ряд портретов совершенно нежданно!

Получаю два письма, одно из Парижа. Мол, продается картина, ее фото – изображена герцогская чета Биронов, Эрнст Иоганн и Бенигма, а заявлены они были как императрица Мария Терезия и император Леопольд II. И пишут в письме – мол, дураки, за кого приняли Биронов! И получаю второе письмо из Петербурга, из Русского музея, от крупного специалиста по живописи Михаила Асварища – что в Лондоне выдавали потрет Бенигмы Бирон за изображение императрицы Марии Терезии.

Теперь эти два маленьких портрета висят в комнате перед спальней герцога. Как же в Париже и Лондоне не увидели, что на груди Бенигмы орден Святой Анны с красной лентой, российская награда – какая тут может быть Мария Терезия?

И так же получаем потрет герцогини Доротеи-младшей, сейчас он на половине герцогини. И еще к нам приплыл подарок графа Теодора Медема – портрет Доротеи, супруги герцога Петра, и ее брата. Купили у него еще один портрет Доротеи-старшей. Теперь он в кабинете герцога.

Подарок короля

– И там же стоят две удивительные вазы – полная мистика! Стоят в кабинете герцога на цилиндрическом бюро, а напротив висит потрет Доротеи, который мы купили у Теодора Медема.

Эти вазы были подарены королем прусским Фридрихом Вильгельмом II Доротее в 1791 году. Герцогиня приехала в Берлин на свадьбу дочери короля. Король хорошо знал Доротею, потому что дважды проезжал через Курляндию и гостил у герцогской четы, еще будучи кронпринцем.

И вот она приезжает на свадьбу, и король, пользуясь случаем, дарит ей гарнитур из пяти ваз Берлинской мануфактуры. В 1795-м, уезжая из Курляндии, герцогиня взяла их с собой, потому что это были ее личные вазы, ее подарок. Увезла в свой частный дворец Лёдыхалл в Саксонии, где она жила. И эти вазы стояли там до 1907 года.

Сначала их унаследовала ее дочь Иоганна, после еще одна дама, и в 1907 году имение Лёдыхалл было продано, как и все имущество. Эти пять ваз купил дед теперешнего герцога Эрнста Иоганна, который сейчас живет в Мюнхене. Они стояли во дворце деда Гроссваттенберг.

Вазы были проданы. Потом мы видим две из них в книге по Берлинскому фарфору, которая вышла в 1960-х. И написано: владелец – князь Алессандро Торлония. Это крупный итальянский коллекциоинер и банкир, очень богатый человек.

И когда в 2000-м у нас была выставка, посвященная герцогу Петру, я посылал письмо в Рим князю Торлонии с просьбой прислать фото этих ваз. Получил ответ от его секретаря, что у князя так много ваз, что эти две мы не смогли найти. Ну, мы и выставили фото из этой книги.

И вдруг совершенно случайно – хотя ничего на свете случайного не бывает – мы с сестрой Лаумой (зав. отделом дворцового ансамбля. – Прим. авт.) смотрели один каталог. И вдруг она мне кричит, что в Лондоне предлагают две вазы, который были у князя Торлонии, – его наследники продают их. Мы сходим с ума, воображая, сколько они могут стоить. Мол, отдадим все до последней рубашки, но купим. Даже привлекли экстрасенса, чтобы он отвел глаза других потенциальных покупателей от этих ваз. И представьте – получаем эти вазы по стартовой цене, в общем-то немалой – 12 000 фунтов, и оплатил этот счет герцог Эрнст Иоганн. И сделал нам подарок от его семейства.

Это неслучайно – все так и собиралось. Князь Торлония даже не удосужился нам прислать фото, мы свое вывесили, а тут как будто месть судьбы ему...

А почему стали с Лаумой смотреть этот каталог – были в гостях у коллег в Бауском замке. Они говорят, что ищут кресло XVII века, и мы обещали им вечером посмотреть в каталоге. Есть такой специальный аукцион, где продается английская мебель XVII века. Если бы не это, мы бы в тот вечер не смотрели эту книгу.

Неблагодарные наследники

Изучение убранства дворцов – колоссальная исследовательская работа, которую вы ведете всю жизнь...

– Сегодня, если нам нужен комод рококо, в один момент можем делать выбор из 100 комодов, любого качества, цены, авторства. Думаю, что провидение ныне насмехается над моим вожделением, которое охватывало меня 50 лет назад. Мы покупали первые предметы для дворца в комиссионных, а теперь на нас просто сыплется из этого рога изобилия.

Помню, десятилетия назад по межбиблиотечному абонементу заказывал книги о дворцах, выставках, познавал, какой бывает обстановка дворцов. Литература приходила через несколько месяцев. Я тогда фотографировал иллюстрации из этих книг. Это моя база, которая всегда под рукой.

У меня все это в голове, я был сам как компьютер в эпоху, когда их еще не было. Тогда материала было очень мало, теперь изобилие информации, монографий. А вот искусствоведы работают более поверхностно, потому что слишком избалованы изобилием.


Источник: LETA

Источник: Lenta.ru

Если в Гугле вы захотите узнать, к примеру, про Берлинскую мануфактуру, вам тут же дадут исключительно коммерческую информацию – вот эту тарелку можно купить за столько, а эту вазу – за столько. А если вы захотите найти научную, историческую или исследовательскую информацию об этом предприятии, этого, скорее, всегда, там не будет. Я сам в этом убедился.

Почему так много старинных вещей сегодня предлагается – лет 20 назад начался этот нехороший бум, когда наследники распродают коллекции своих предков. Все продается. Это смена поколений, а поколение коллекционеров вымирает. Наследникам же ничего не надо... Невероятно богатая коллекция скульптуры князей Торлония из их дворца ныне тоже распродается.

– А на чем предпочитаете сосредоточиться дальше?

– Хочу впредь заниматься только живописью. Я художник, и должен признаться, что искусствоведение как таковое уже не очень меня влечет...

Прохожу по дворцу – ликую! Очевидно, подсознание полностью стерло, какие проблемы, сложности, муки были с каждым помещением. Все это полностью оправдано теперешним триумфом.

Наталья ЛЕБЕДЕВА.

«Наш дворец восстановлен в аутентичном виде, никакого новодела – это большая редкость ныне, высокого ранга историко-художественная работа».

«Лет 20 назад начался этот нехороший бум, когда наследники распродают коллекции своих предков. Это смена поколений, а поколение коллекционеров вымирает. Наследникам же ничего не надо...»

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (10)


Читайте также


Также в категории

Культпросвет Объявлено, кто сыграет в сериале Netflix по «Анне Карениной»

Еще в мае стриминговый сервис Netflix объявил, что главную роль в сериале сыграет Светлана Ходченкова. Теперь стали известны исполнители других ролей. Но кто сыграет Вронского — это пока секрет. Об этом пишет РБК.

Культпросвет Нынешний Каннский кинофестиваль запомнится надолго

Нынешний Каннский кинофестиваль запомнится надолго. Непохожий ни на один другой, проведенный в июле, несмотря на пандемию, и председатель жюри Спайк Ли, который уже в начале церемонии награждения случайно по ошибке называет победителя фестиваля, нарушив весь сценарий и хронологию церемонии.

Культпросвет Зрителей тошнило. Победивший в Каннах фильм - ода насилию и транссексуализму

Жюри Каннского фестиваля присудило «Золотую пальмовую ветвь» хоррору «Титан» режиссёра Джулии Дюкорно — всего лишь второй женщине-победительнице в этой категории, рассказывает Valeurs Actuelles. Французские СМИ положительно отзывались об этой картине и о затронутых темах гендера, трансгендера и ультранасилия, при этом первый сеанс в массовом прокате прошёл очень бурно: зрители падали в обморок, их тошнило, а некоторым пришлось вызвать спасателей.

Культпросвет Сотри толстяка. С лица земли

Оса Эриксдоттер, "Бойня". М.: Фантом Пресс, 2021.

Читайте еще

Наша Латвия Борьба со всемирным потеплением выльется во всеобщее подорожание

«Зеленые» технологии спасут биосферу, но дорого обойдутся человечеству, полагает Илья Бараникас в материале на портале «МК».

Наша Латвия Центр Госязыка добрался до моббинга с буллингом

Центр государственного языка выступил с рекомендацией, как правильно в латышском языке употреблять слово, обозначающее эмоциональное насилие над личностью. По мнению языковых экспертов, в латышском языке вполне уместно употребление слова моббинг, пишет mixnews.lv.

COVID-19 43 инфицированных, один человек умер: данные по Covid-19 на субботу

За минувшие сутки в Латвии было проведено 10 575 тестов на Covid-19 и выявлено 43 новых инфицированных. Один человек скончался в возрасте 70-79лет.

Спорт Появилось видео поединка секс-символов MMA на голых кулаках
В сети появилось видео поединка между американками Пэйдж Ванзант и Рэйчел Остович, которые считаются секс-символами смешанных единоборств (MMA). В ролик попал отрывок поединка с обменом ударами между девушками. Победу решением по итогам противостояния праздновала Остович.