• Eiženija,
  • Ženija
Гороскоп
Поиск на BB.LV Поиск на BB.LVRSSFacebookЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа


Гороскоп
Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа


Мешки ЧК: информаторами КГБ становились добровольно. Это было почетно

Размер текста Aa Aa
Наша Латвия / мнения
baltnews.lv 13:11, 9 января, 2019 8

Портал Baltnews.lv в лице его корреспондента Аллы Березовской продолжает беседу с кадровым работником органов госбезопасности, старшим офицером, более двадцати лет проработавшим в контрразведовательном подразделении КГБ ЛССР. Назовем его Михаил Иванович.


На условиях анонимности он согласился ответить на наши вопросы, появившиеся после публикации нескольких тысяч учетных карточек из картотеки латвийского КГБ.

Ныне Михаил Иванович — простой пенсионер, но хорошо помнит времена своей службы в органах, когда он, помимо всего прочего, занимался и оформлением агентурных карточек, как и другие его коллеги по оперативной работе.

Вербовка по плану или по смыслу?

— Михаил Иванович, Вы, бывший штатный кадровый работник КГБ, можете подтвердить, что без реального согласия о сотрудничестве, без подписи человека, его имя иногда заносилось в картотеку — просто для учета? А могли быть «липовые» агенты, когда недобросовестный сотрудник органов таким образом создавал видимость бурной вербовочной деятельности?

— Предположить, конечно, можно все, что угодно, но мне такие случаи не известны. При работе с агентами оперработник должен показать результативность. Требовался оригиналы сообщения, отчеты, которые взять с потолка и сам написать он не мог, их читали, проверяли, визировали. То есть с «липовыми» агентами было бы больше проблем, чем пользы. В нашем, контрразведовательном подразделении подобных приписок я не припомню.

— А как же план вербовки — не менее шести новых агентов в год?

— За всех не скажу, но зачем мне на небольшом режимном объекте постоянно увеличивать число агентов? Я же это должен был чем-то мотивировать. Если не было необходимости, то мы этого не делали. В отношении подозрений о приписках, хочу напомнить, что для работы в органах безопасности человек проходил жесточайший отбор, людей проверяли самым тщательным образом. Но, конечно, и в наших рядах попадались не совсем добросовестные товарищи — человеческий фактор никто не отменял.

— А что означала красная полоса на некоторых учетных карточках агента?

— Это так называемые сторожевые, или сигнальные карточки. Красная полоса означала, что человек уже находится в поле зрения кого-то из комитета, и к нему не надо приближаться.

— Михаил Иванович, а сотрудничество с органами происходило на платной основе?

— Только в каких-то отдельных случаях. Но никаких окладов или вознаграждений на постоянной основе за свою информацию агенты не получали. Правда, за какие-то особо ценные сведения или важную информацию могло выплачиваться небольшое вознаграждение. В каких случаях? Например, на режимном предприятии потерялись какие-то документы, агент провел проверку и нашел их, вернул на место — чаще всего, просто халатность, положили не туда. Но нашедшему объявлялась благодарность от комитета, иногда вручался какой-то ценный подарок. Бывало, дарили хорошую книгу, в те времена это ценилось. В большинстве случаев люди с органами сотрудничали действительно на добровольной и патриотической основе, для них это было почетно. То же самое и в других странах.

Стукачом можешь ты не быть, но...

— Бывали случаи отказа от сотрудничества?

— Случалось, иногда говорили: «Нет, я стукачом не буду!». Это был моральный выбор человека, если он считал для себя неприемлемым сотрудничество с органами, то заставлять его мы не имели права. Да и эффективность такой «работы» была бы весьма сомнительна.

— Тем не менее чего скрывать — многие же опасались мести со стороны вашей конторы? По звонку «оттуда» могли и из института выпереть, в командировку за границу не выпустить, защиту диссертации зарубить?

— За всех не скажу, но поступая на работу на режимные предприятия, люди знали, что им придется давать подписку о необходимости сообщать органам различную информацию. Вы же смотрели российский фильм «Гостиница „Москва“»? Именно так все и было, существовали разные степени допусков. Не могу исключить, что кто-то пользовался служебным положением в перечисленных вами случаях. Увы, иногда к «холодной голове и горячему сердцу» прилагались грязные руки. Они действительно много что могли натворить...

— Но Вы же не будете отрицать, что шантаж тоже использовался вашими коллегами при вербовке агентов?

— Вербовка, как правило, проводилась по трем основаниям — на добровольной основе, на компрометации, либо за деньги. Бывало, что люди вообще ничего не знали, и их использовали втемную. Просто по-дружески беседовали, выясняли, что требовалось, а затем заносили имя в картотеку. Но, повторюсь, в подавляющем большинстве люди сотрудничали с органами абсолютно на добровольной основе, из идейных соображений. Работник органов, как нас всех учили, должен был относиться к потенциальному агенту как к другу. Если тот отказался от сотрудничества? Отпустить и забыть. Но надо подумать, почему он это сделал. А шантаж... Понимаете, в сфере безопасности нельзя исходить из категории плохо-хорошо, нравственно-безнравственно. Мы исходим из того, что цель определяет средства. Но не оправдывает. Как бы это цинично ни звучало, но если цель важна для безопасности страны, то допустим и шантаж, и угроза, и психологическое давление. С точки зрения техники, исходя из государственных интересов, да, иногда эти методы используются. Все диктуется оперативной обстановкой, или, как тогда говорили — политической целесообразностью. Согласен, это циничные моменты. Но так, в принципе, работают все спецслужбы мира. В любом случае решение принимает сам человек.

Не будем спешить с выводами

— Работников партаппарата нельзя было вербовать?

— Нет, это было четко указано — номенклатуру к нашей работе мы привлекать не имели права. Начиная с райкомов партии, думаю, и комсомола — тоже, и выше. Видимо, предполагалось, что в силу своего положения они и без всякой вербовки, по своей инициативе обязаны были сообщать о любых враждебных действиях или угрозах безопасности страны. У номенклатуры был свой партконтроль, отдел административных органов, который и нас курировал тоже.

— Меня немного удивило, что среди агентов вашей конторы из наших журналистских кругов оказалось много моих, как мы их всегда считали, диссидентствующих коллег. А вот «идейных» вообще ни одного не обнаружила?

— Журналистами, как и всей сферой культуры, занимался в основном пятый «идеологический» отдел. С точки зрения вербовочной техники, конечно, «идейные», как вы их назвали, товарищи, для вербовки не представляли большой ценности. Они вряд ли были вхожи в круги, интересующие органы. Но, думаю, информаторы были и среди них тоже. И еще раз повторяю — в этом не было ничего плохого, если не использовалось в личных интересах.

— Пока мы не увидим, что эти люди писали в своих донесениях, думаю, вообще не надо спешить с выводами. Те же мои коллеги могли пойти на сотрудничество с органами, чтобы получить доступ в связи с разработкой какой-то темы?

— Думаю, вы уже поняли, что сама по себе учетная карточка вообще не является документом, это просто некая запись, которая практически ни о чем не говорит — нулевая информация. Если человек работал на режимном предприятии, в связи с чем его имя попало в картотеку КГБ, это нормальное явление. Так же нормально, что граждане помогали обеспечивать безопасность страны, гражданами которой они все на тот момент были. Это был их гражданский долг. Об этом, кстати, я и на суде говорил, куда меня несколько раз вызывали.

— В связи с чем?

— Когда подняли картотеку КГБ, то некоторые люди сами обратились в суд, чтобы доказать, что они не были агентами, хотя и стояли на учете в комитете. В связи с этим меня, как бывшего оперативного сотрудника, чье имя фигурировало в карточке, тоже приглашали в качестве свидетеля сначала в прокуратуру, потом в суд — для выяснения обстоятельств дела. Меня спрашивали, знаю ли я этого человека, почему именно ему было предложено сотрудничество. Я им пояснял примерно то, что сейчас вам рассказываю, — про режимный объект, про нормативную базу, охрану секретов... К слову, процесс проходил вполне цивилизованно — никаких претензий не вызывал.

В огне не сгорели

— Михаил Иванович, а как так получилось, что картотека агентов сохранилась, а их рабочие и оперативные дела — нет? Правда ли, что в последние месяцы существования латвийского КГБ там чуть ли не тоннами сжигали документы?

— В это время я в угловом здании уже не работал, поэтому не могу ничего ни подтвердить, ни опровергнуть. Могу предположить, что кое-что действительно сожгли, но не тоннами. Ведь «мешки КГБ» на самом деле были, я сам видел, как приезжали представители новых властей и складывали все документы в эти мешки. Их было не так уж и мало, даже если учесть, что часть сожгли, а часть вывезли в Россию, как писали в СМИ. Но почему карточки оставили — надо спросить у бывшего руководства, это было решение высшего уровня.

— А что было с агентами, которые состояли на учете, но никакой информации от них не поступало?

— Их исключали из агентурного актива. Офицер приходил к начальнику своего подразделения и сообщал, что у данного агента сейчас нет оперативной возможности для сотрудничества — уволился с места работы, переехал в деревню, скончался, в конце концов. Что с ним делать? В архив отправлять! На обороте карточки ставился соответствующий штамп, а рабочее и личное дела отправлялись на хранение.

Читать все комментарии (8)

  • Кальман 11.01.2019 20:37
    Конечно слегка лукавит........
    Сообщить редактору Ответить
  • Алекс 11.01.2019 06:57
    Шантаж был и давление было. Знаю по собственному опыту. Когда кто-то говорит, что те или иные методы оправданы или определены потому, что речь идёт о безопасности государства, есть небольшая проблема. Кто это решил, что если я прочёл книгу или скопировал стихотворение, я этим создал проблему безопасности государства. Оперативник КГБ? Людей преследовали за изучение Иврита. Угроза безопасности? Но те, кто преследовал, они-то не сомневались в том, что исполняют какой-то долг. Мразь!
    Сообщить редактору Ответить
    • 2222 11.01.2019 20:45
      Кто это решил, что если я прочёл книгу или скопировал стихотворение, я этим создал проблему безопасности государства. Оперативник КГБ? Людей преследовали за изучение Иврита. ---у оперативников были инструкции..что они при ётом думали---неважно....
      Сообщить редактору
    • Вступить в дискуссию
  • 333 10.01.2019 11:21
    Режимы объект, это понятно. Но вот учитель в сельской школы, который как пришёл в ту школу, так и отработал учителем до пенсии, и сейчас, ещё вынужден там же работать, так как его заменить нет возможности. Нет учителей новых по физике. А работники колхоза? Сейчас у нас тут в деревне просто шум и гам стоит. Что самые патриоты оказались в мешках КГБ. Я им теперь их клички буду напоминать. Претензий у меня к ним нет. Смешно просто.
    Сообщить редактору Ответить
    • знайка 11.01.2019 20:42
      да, непонятно что мог рассказать шофер или слесарь....вряд ли в его компании мог зреть заговор...
      Сообщить редактору
    • Вступить в дискуссию
  • к нам на работу устраивалась одна персона, 09.01.2019 14:48
    так нас сразу предупредили, будьте внимательны с ней, она стукачка.
    Сообщить редактору Ответить
    • 2222 11.01.2019 20:39
      те кто нашептывал начальству всякого рода сплетни былы опаснее....
      Сообщить редактору
    • Вступить в дискуссию
  • informatorom stanovilis dobrovolno 09.01.2019 14:23
    stat informatorom bilo pacjotno, da za eto jesco i polucali vissuju Latvijskuju nagradu 3zvaigznju ordeni
    Сообщить редактору Ответить
Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте также

Lifenews Euronews: Чернобыль засоряют туристы

Вслед за радиоактивными загрязнениями в Чернобыльской зоне появились обычные: после снижения уровня радиации сюда всё чаще приезжают туристы, оставляющие за собой мусор. С этим решили бороться добровольцы, которые занялись очисткой территории и утилизацией мусора, передаёт Euronews.

Люблю! 6 парадоксальных способов сделать жизнь простой и легкой

Притвориться глухой, бросить начатое, перестать планировать... Лена Володина, автор «Дзен в большом городе», опытным путем пришла к неожиданным способам упростить жизнь. Предлагаем познакомиться с несколькими нетривиальными и провокационными советами из книги.

Экономика Украина нашла способ избежать газового коллапса

Украина заявила о готовности предоставить европейским партнерам свободные мощности своих подземных хранилищ газа (ПХГ) на фоне возможного прекращения транзита российского топлива через украинскую территорию. Об этом говорится в сообщении на сайте «Укртрансгаза».

Политика Калниете: Россия врет о вкладе СССР в экономику Латвии

Россия по-прежнему отрицает ущерб от оккупации стран Балтии, лживо утверждая, что СССР делал огромный вклад в экономику Латвии, Литвы и Эстонии, считает евродепутат Сандра Калниете.

Экономика Объем кредитов в банках в прошлом году уменьшился на 6,1%

Объем выданных банками кредитов в прошлом году уменьшился на 6,1% или 873,782 млн евро до 13,567 млрд евро, в том числе кредитный портфель увеличился у восьми банков, свидетельствуют данные Ассоциации финансовой отрасли.

Экономика Брюссель яростно выступил против Китая

Еврокомиссар по бюджету Гюнтер Эттингер призвал наложить вето ЕС на инфраструктурное соглашение между Италией и Китаем.

Люблю! Что устроить на широком подоконнике. 4 неожиданных идеи

Не хватает места в доме? Используйте подоконник. Его можно переделать и в диванчик, и в обеденный стол, и в рабочее место

В мире Трамп официально признал Голанские высоты владением Израиля

Президент США Дональд Трамп подписал указ о признании Вашингтоном суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Об этом сообщает Reuters.

Политика Вейонис: репрессии были бы невозможны в таком объеме без участия латышей

Сегодня, во время дня памяти коммунистического геноцида, президент Латвии обратился к народу с обращением, призвав людей помнить о трагедии, не забывая, что и сами жители Латвии отчасти виновны в произошедшем.