• Dzidra,
  • Dzidris,
  • Gunita,
  • Loreta,
  • Максим,
  • Никита
Гороскоп
Поиск на BB.LV Поиск на BB.LVRSSFacebookЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа


Гороскоп Погода
Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Facebook Facebook


Рижская звезда “Табакерки”

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / интервью
BB.LV 16:25, 18 января, 2017
Со звездной актрисой Московского театра–студии под руководством Олега Табакова Яной Сексте мы встретились незадолго до полуночи, сразу же после премьерного показа спектакля «В ожидании варваров».


Позади 2,5 часа напряженного действия. Казалось, Яне нужно было бы отдохнуть. Но она назначила встречу именно после спектакля: в другое время постоянно занята. Мы зашли в ближайшее к театру кафе на той же улице Чаплыгина, неподалеку от станции метро «Чистые пруды».

Хотела стать медиком

— Яна, глядя на то, как вы выкладываетесь на сцене, мне стало вас жаль. Это же сколько нужно сил, чтобы так мощно, на пределе физических возможностей, играть. Почему вы выбрали именно эту весьма нелегкую профессию?

— Сама не знаю. Когда была маленькой, хотела стать врачом или медсестрой в детской больнице. Причем медсестрой даже больше, поскольку она ухаживает за больными. Но в 14 лет попала в театральную студию к Татьяне Черковской и Андрею Гаркави. Обычно таких людей, как они, по жизни называют с большой буквы Учителями. Они перевернули всю мою жизнь с ног на голову. Если бы не они, наверняка стала бы либо врачом, либо медсестрой. Правда, один мой друг, Андрей, который работает врачом, однажды воскликнул: «Господи, сколько же ты жизней спасла, став актрисой!» Он считает, что именно сцена — это то, чем мне нужно заниматься. Ну какой из меня врач? Хотя с медициной сейчас тесно связана. Имею в виду детский благотворительный фонд «Доктор Клоун».

— Вы из какой семьи? Кто ваши родители?

— Сейчас они уже пенсионеры. Мама Анна была инженером–технологом. Всю жизнь проработала на знаменитом заводе «Альфа». Отец, Виктор, ходил в море старшим механиком. Надо отдать должное родителям: когда стопроцентно решила, что хочу стать актрисой, ни у кого в семье это не вызвало негативной реакции. Наоборот, все только помогали и всячески поддерживали. Так что здесь мне сильно повезло.

Вот вы сказали в начале нашей беседе о том, что вам меня жаль. Да, профессия не из легких. Она не только тяжелая, но и нестабильная, как это ни странно прозвучит. И тут поддержка семьи очень важна, это дорогого стоит.

Главные фанаты

— Родители следят за вашим творчеством?

— Конечно! Моя мама — мой главный фанат. Как и папа. Они приезжают ко мне на премьеры.

— Вы в Москве уже свыше десяти лет. Вас можно назвать экс–рижанкой?

— Нет, всегда говорю, что я рижанка, которая живет в Москве. По–прежнему абсолютная рижанка. Рига — мой родной город. Важно и то, что там живут мама и папа. Но так уж случилось, что сейчас я в Москве.

Для меня это тяжелый город. Слишком большой. И, наверное, слишком равнодушный. А сколько здесь народу, это же кошмар! Люди здесь живут быстрее, чем в Риге. Я уже как–то приспособилась к этому. Вышла на нужные скорости. Хотя вовсе не считаю, что это хорошо — постоянно куда–то бегать. Но так получается. Парадокс в том, что, когда приезжаю в Ригу больше чем на неделю, то у меня начинается своего рода ломка. Мне нужно обратно. В большой мегаполис. Для меня сегодняшняя Рига — это уже такой маленький уютный городок. Какой–то пряничный, конфетный.

— Многие мечтают покорить Москву. Вам это удалось.

— С какой стороны посмотреть. Мне кажется, москвичом быть легко, если ты тут родился. Я смеюсь, что мы с Москвой друг к другу до сих пор так и не присмотрелись. Относимся друг к другу довольно сдержанно, хотя и уважительно. Смешно, что наша дочь Аня уже коренная жительница российской столицы. Да и по своему характеру она уже настоящая москвичка. Как и муж Митя, который москвич уже в нескольких поколениях. Иногда шучу, говоря, что они москвичи, а я — гастарбайтер.

В честь мамы

— Часто бываете в Риге?

— Редко. Конечно, в любой момент могу сесть в самолет и прилететь домой. Вопрос — когда? Времени катастрофически не хватает. Дочь еще совсем маленькая: Ане (назвала ее в честь мамы) два годика и три месяца. Так что мой дом сейчас уже здесь, в Москве. Но сказать, что Москва мой любимый город, было бы преувеличением.

— После окончания училища вы три сезона отработали в Рижском русском театре, где сыграли немало ярких ролей. По результатам опроса зрителей даже стали лучшей молодой актрисой сезона 2003–2004 годов. Однако все же вернулись в “Табакерку”.

— Что, зря 4 года училась в Школе–студии МХАТ? Я ведь вынуждена была на эти три года вернуться в Ригу. Таково было обязательное условие согласно учебному контракту. Нашу группу набирали, чтобы омолодить коллектив Русской драмы, которая, как и любая другая театральная труппа, со временем стареет. Увы, больше в Риге негде было учиться актерскому мастерству. В Латвийской музакадемии набирали только латышей. И вот московская Школа–студия МХАТ взяла на себя обязательство подготовить целую группу из 12 человек. А «Парекс» обязался все оплатить. В день зачисления на первый курс мы подписали тройной договор между институтом, банком и театром. Все свои обязательства перед Ригой честно выполнила.

С мечтой о “Табакерке”

— Вспоминаете о своей работе в Русской драме?

— Да, очень часто. Хотя, если подсчитать, здесь работаю в четыре раза дольше. У меня сейчас 12–й сезон. Честно говоря, уже с первого курса института мечтала работать только в “Табакерке”. И в Риге ни для кого не было секретом, что, как только пройдет три года, непременно вернусь в Москву. Все–таки в нашей профессии Москва дает совсем другие, поистине космические возможности, которые позволяют тебе состояться как актрисе. Вот за это я этот город ценю и очень ему благодарна.

Журналисты до сих пор у меня спрашивают: не хотели бы вернуться в Ригу? Ответ очевиден: нет. В Риге для меня нет работы. Имею в виду не просто какую–нибудь работу, за которую платят деньги, а любимую работу. Мне необыкновенно повезло, что попала к Олегу Павловичу Табакову.

— Недавно беседовал с актрисой Ленкома, экс–рижанкой Инной Пиварс, которая отправилась покорять Москву еще 30 лет назад — в 1986 году. Вы с ней знакомы?

— Инна Пиварс была моей путеводной звездой, когда ехала сюда поступать. Все время думала: ну Пиварс же играет в Москве. Когда Ленком уже в новые времена приезжал в Ригу со своими первыми большими гастролями, посмотрела «Юнону” и “Авось», в которой Инна играла Кончитту. Была потрясена. Именно она мне тогда дала какую–то веру в то, что и у меня, простой рижской девчонки, тоже все получится, как и у нее. Удивительно: обычно люди одной профессии где–то пересекаются, но с Инной мы никогда в Москве не встречались. Хотя очень хотела бы с ней познакомиться.

— Заметил, что у вас совершенно нет латышского акцента.

— Так я же из семьи обрусевших латышей. У моего отца русский тоже родной язык.

— Как 2,2–летняя Анечка относится к вашему творчеству?

— Спрашивает: «Мама, ты куда идешь?» Я отвечаю: «Маме нужно на работу». И тогда Аня уточняет: «В тЯтр?»

— Вы бы не хотели, чтобы она тоже стала актрисой?

— Как раз буквально вчера поздно вечером мы с мужем вешали белье. Дочь уже спала. Не знаю почему, но сказала Мите: «Знаешь, я бы очень не хотела, чтобы Аня стала актрисой». И муж поддержал меня в этом: «И я бы не хотел…» Вот такой разговор у сушилки с бельем. А потом Митя добавил: «Но она все равно сама разберется». На этом и порешили.

А не свернуть ли ей шейку?

— В чем, на ваш взгляд, рецепт успеха хорошего артиста?

— Удача непременно должна присутствовать. Хотя бы поначалу. Однако потом все равно многое зависит уже от самого актера. Тут как раз важны другие качества. Особенно работоспособность, которую многие ценят. Тем не менее на самое первое место я опять же поставила бы удачу.

— Актерская среда порождает и недоброжелателей, которые завидуют успеху. У вас много врагов?

— Понятно, не все желают тебе удачи и добра. Точно знаю, что некоторые были бы очень рады, если бы споткнулась и слетела. Возможно, они говорят друг другу: «А не свернуть ли ей шейку?» С другой стороны, как бы пафосно это ни звучало, наш Московский театр–студия под руководством Олега Табакова — это моя семья. Со всеми ее плюсами и минусами. Как в любой семье, у нас есть и свои проблемы. А после ссоры всегда наступает перемирие. Потом может вспыхнуть и новая ссора… Но меня всегда интуитивно тянуло именно в этот коллектив. И сегодня понимаю почему. Если ты будешь падать, у нас тебя не подтолкнут, а подставят плечо. Это очень важно для творческого человека.

— Вы воспринимаете критику в свой адрес?

— Не просто ее воспринимаю, а начинаю без нее хиреть. Есть актеры, которых нужно хвалить, тогда они, как цветочки, раскрываются, а меня, наоборот, нужно ругать. Это — мое!

— Какая реакция с вашей стороны?

— Попереживаю немного. Сильно, но недолго. А потом начинаю на себя злиться. После чего принимаюсь за работу с особым рвением. Меня ведь всегда и везде ругали. Кажется, меня вообще патологически тянет к режиссерам, которые славятся в Москве своим адским характером. Это и Миндаугас Карбаускис, и Костя Богомолов. Они оба довольно безжалостные и жестокие. Но при этом безумно талантливые. Хабенский мне как–то сказал: «Надо тебе, Яна, к Юрию Бутусову. Потому что ты в работе мазохистка, а он — садист. Ох вы и сработаетесь!»

Табаков ругается круто

— Говорят, что Табаков — очень жесткий руководитель.

— Да, он любит ругаться. И ругает круто! А хвалит крайне редко. Положительной оценки от него практически невозможно дождаться. Но он и сам обычно говорит: мол, я вас брал на курс и в свой театр вовсе не для того, чтобы хвалить, а для того, чтобы вы хорошо играли. «Я понимаю, что у каждого актера есть в семье свои фанаты. Но для меня важно, чтобы ваша игра и остальным зрителям понравилась», — Олег Павлович любит повторять эти слова. Так что тут ему повезло: меня действительно нужно ругать ка можно чаще. Иногда так на машину кричат, чтобы она заводилась. Актера тоже нужно как следует «завести».

— Многие приходят в “Табакерку” именно на Яну Сексте. Они вам не звонят по ночам?

— Такого пока не было. Зато на Фейсбуке оставляют порой очень даже страстные послания. А недавно мне подарили ужасно смешного серого кота. Конечно, его тут же забрала Аня, которой он невероятно понравился.

— А какой подарок в жизни, который вы получили, запомнился больше всего?

— Сейчас снова скажу пафосно, но ничего не поделаешь. Разумеется, это дочь, которую мне подарил муж Митя. Я ведь родила, когда мне было уже 34 года. То есть это типичный поздний ребенок. Но так уж получилось. Как говорится, так Бог дал.

«Быть мамой — это здорово!»

— Неужели ваши родители не требовали: мол, Яна, когда же у нас наконец будут внуки?

— Тут мне помогли две сестры, у которых свои дети. С другой стороны, возраст, в котором современные женщины сейчас рожают, постоянно все сильнее сдвигается. Многие сначала делают карьеру, пытаются найти себя, а потом решают, что пора подумать и о ребенке. Хотя я, честно говоря, даже не предполагала, что быть мамой — это так здорово.

— Второго ребенка не планируете?

— Очень даже планируем. И очень бы хотели. Когда? Точно не скажу. Тут опять же все от Бога зависит. Но сегодня и после сорока рожают.

— Есть ли у вас хоть какое–то свободное время?

— После рождения дочери его уже практически не осталось. Тем не менее по–прежнему стараюсь заниматься танцами. Уроки проходят непосредственно в театре. Их ведет наш актер Саша Лимин, у которого хореографическое образование. В спектакле «В ожидании варваров» он играет палача. Саша ведет классический станок. А я люблю модерн и джаз–модерн. Но на эти занятия у меня времени уже давным–давно точно нет. Кроме того, уже восемь лет я в фонде «Доктор Клоун». Приезжала в больницу к деткам даже будучи в положении. Когда была в декрете, то сделала паузу. С 1 октября снова возобновила клоунскую деятельность. Еще вхожу в состав аттестационной комиссии: принимаем экзамены у новичков.

Лошадь чуть не раздавила

— Читал, вы любите верховую езду.

— Лошади закончились, когда упала с одной и она на меня наступила. Не могла ходить две недели. Хотя в это время была занята подряд в 10 спектаклях. Когда меня на руках занесли из машины в театр, из кабинета появился наш директор. Увидев, он заявил, что пропишет в моем контракте отдельной строкой запрет на верховую езду. Когда попала под лошадь, невероятно сильно испугалась. Еще чуть–чуть — и все закончилось бы гораздо плачевнее. Перелом позвоночника был бы обеспечен.

— А чего вы больше всего боитесь на свете?

— Разумеется, темноты. И пауков! Когда по весне какой–нибудь «приятель», скажем, вползает в окно, то Мите приходится возвращаться домой, чтобы меня спасать. Причем где бы ни находился в тот момент.

— Если бы у вас был миллион долларов, на что бы вы его потратили?

— Помогла бы нашему фонду «Доктор Клоун», в который очень верю. Отложила бы определенную сумму на образование дочери. А еще очень хочу, чтобы у нас появилось свое отдельное собственное жилье. Не знаю, кем надо быть в Москве, чтобы заработать на квартиру. С другой стороны, хорошо уже то, что мы способны заработать на ту, которую снимаем. Грех жаловаться.

— Какое ваше любимое время суток?

— Очень не люблю утро. Для меня это ад. Кошмар. Мне иногда думается, что выбрала профессию актрисы, потому что не нужно рано вставать. Репетиции начинаются только в 12 часов дня. Другие люди в это время идут обедать. А у нас все только собираются. Глаза — в кучу, в руках — чашка кофе. Актеры обычно настроены на то, что пик их активности должен приходиться на вечер. Тогда как некоторые люди в 21.00 уже ложатся спать. Недаром говорят, что актер — это штучный товар. Но я рада, что у нас все как–то по–особенному.

Дмитрий МАРТ,

Москва — Рига.

Читать все комментарии (0)

Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте также

Наша Латвия Болели и умерли. В Гулбене двое мужчин убили друг друга из-за хоккея

Причиной трагических событий в Гулбене, в результате которых скончались двое мужчин, могли послужить ожесточенные споры о хоккее, переросшие в драку, пишет LA.

Политика Торг в Рижской думе. ЧСР предлагает «Согласию» двух вице-мэров за одного мэра

Если партия «Согласие» выдвинет своего кандидата на пост мэра Риги, партия «Честь служить Риге» (ЧСР) его не поддержит, свидетельствует информация, имеющаяся в распоряжении агентства ЛЕТА.

В мире «Мужичка». Французский историк объяснила, почему Европа отвергает Россию

Французский историк Элен Каррер д’Анкосс объяснила в интервью журналу Le Point, почему Европа отвергает Россию.

Политика Янсонс против Латвийского государства: чего не сделаешь ради кресла президента

Омбудсмен вменил Латвийской Республике нарушение Европейской социальной хартии, пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

В мире Зеленский решил отказаться от президентского кресла

Владимир Зеленский не хочет занимать место своего предшественника Петра Порошенко. В буквальном смысле. Издание «Акценты» пишет, что украинский лидер подумывает о смене президентского кабинета. По его словам, он хочет, чтобы место было «открытым».

Люблю! 5 главных «нет» в использовании туши для ресниц, которыми нельзя пренебрегать

Одно из главных бьюти-средств в наших косметичках. Оно может сделать взгляд выразительным или испортить весь макияж. Предлагаем список запрещенных приемов — не повторяй эти ошибки!

Lifenews Назван самый смелый тренд в пляжной моде

Эксперты моды назвали полупрозрачное бикини самым смелым пляжным трендом лета 2019 года.

Техно Американцы перекрасили истребитель f-16c в «цифровой» камуфляж су-57 (видео)

Американский истребитель F-16C, который относится к 64-й эскадрилье «Агрессор» ВВС США, перекрасили в «цифровой» камуфляж российского истребителя Су-57 пятого поколения с целью использовать его в роли «противника» в тренировочных боях.

В мире Партия Ле Пен победила на выборах в ЕП во Франции

Партия Марин Ле Пен «Национальное объединение» победила на выборах в Европарламент во Франции, набрав 23,31% голосов, сообщило французское министерство внутренних дел.