• Hanna,
  • Jana,
  • Johanna,
  • Андрей,
  • Иван,
  • Панас
Гороскоп
Поиск на BB.LV Поиск на BB.LVRSSFacebook InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Подписка 2020

Гороскоп Погода
Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Facebook Facebook Instagram Instagram


Прошедшим латвийским парламентским выборам 6 октября 2018 года посвящается...

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / Свой взгляд
BB.LV 19:00, 29 октября, 2018 2

Прошедшим латвийским парламентским выборам 6 октября 2018 года посвящается...



Эрик явился к соседям радостный.

— Ну, наконец хоть что—то! — воскликнул он. — Я уж думал, ситуация безнадежная. А они зашевелились.

— Ты о чем? — спросил Янка.

Недавно умер последний сапожник, кому можно было отдать в починку зимние сапоги, и Янка, собравшись с духом, сам прилаживал новую подошву к Дайниной обувке. Было не до красоты — лишь бы сапоги продержались еще один сезон. Присланные внуками деньги все целиком ушли на новые окна — в старых образовались щели чуть ли не в палец, поставленный восемнадцать лет назад пластик наконец окончательно прогнил и стал разрушаться.

— Об экономических беженцах! Они возвращаются!

— Как это — возвращаются? — Дайна ушам своим не поверила, и Эрик стал объяснять, тыча пальцем в старенький планшет.

— Вот, видишь? Партия «Единство навеки» сообщает: она создала условия для возвращения, и первые ласточки уже прилетели.

— Какие условия?

— Содействовала появлению новых рабочих мест. Помните, они голосовали за то, чтобы пятидесятипроцентный налог на торговлю снизили на полтора процента? Правда, снизили всего на один, но ведь и это — грандиозное достижение! И теперь «Единство навеки» рапортует об успехах.

Янка отложил сапог и полез в свой планшет.

— Да нет же, сосед, это не «Единство навеки» возвращает беженцев, это «Возрожденное единстве». Они провели в Австралии кампанию «Домой, мы ждем вас!». Кучу денег потратили, но наши в Австралии задумались о возвращении. И это они заманили сюда первых ласточек.

— Они — заманили из Австралии, а «Единство навеки»... хм, тоже из Австралии...

— Ничего удивительного, там полно наших, — сказала Дайна. — Твой Гунтис сперва полетел в Новую Зеландию, потом познакомился с девушкой из Мельбурна и перебрался к ней, твои собственные внуки и правнуки в Мельбурне живут, — напомнила Эрику Дайна. — Надеюсь, у них хватит ума не возвращаться.

— И я надеюсь... — проворчал Эрик. Внуки оплачивали его коммунальные расходы.

— А вот, смотри! «Великое единство» сообщает: «Заложенное в нашу предвыборную программу обещание вернуть на родину экономических эмигрантов успешно выполняется!» Дайночка, ты куда?

— В магазин. Хочу взять яблок и арбуз, если повезет. Сентябрь на носу, а мы еще ни одного арбуза не съели.

— Точно! — воскликнул Эрик. — Послезавтра — первое сентября! Помните, как раньше было? Как шли в школу с гладиолусами? Помните?

— Ты еще октябрятские звездочки вспомни, — посоветовал Янка.

— А что? И звездочки были, я их застал. Да и ты их тоже застал. И пионерские галстуки! Первого сентября у всех были чистенькие, наглаженные. Это потом мы их чернилами заляпывали... Чернила! Кто теперь помнит, что это такое?

— И в классе было по тридцать человек, — добавила Дайна. — Как весело было, когда все встречались возле школы...

— Это вернется, — уверенно заявил Эрик. — Вот, читай: вернувшиеся земляки привезли детей! Вот! Это «Великое единство» сообщает. Представляете — на улицах опять появятся дети!

— И «Возрожденное единство» детей вернуло. Надо же, оказывается, они хоть что—то делают!

К возвращению Дайны, притащившей большой арбуз, Янка с Эриком выяснили, что «Единство города и села» тоже везет на родину школьников. Это была единственная радостная весть за последнее время. По такому случаю Янка сбежал к Эрику, имевшему неприкосновенный алкогольный запас, и они выпили за возвращение молодежи. Дайна ругалась, но не слишком сердито.

— Надо показать этим деткам, что мы их ждали, что мы их любим, — сказала она. — Вы как хотите, а я первого сентября пойду к той школе с цветочками. Хоть одному ребеночку подарю. Эрик, поищи — в какую школу приведут приехавших детей.

Найти адрес школы оказалось довольно сложно — все партии правящей коалиции, всерьез взявшиеся за возвращение беглецов, почему—то его скрывали. Но Эрик сообразил: наверняка ведь по такому случаю возле школы будет митинг, будут плакаты, будет предвыборная агитация. Ему удалось найти место, где в интернете собираются сторонники «Великого единства», там и отыскался адрес школы.

Утром первого сентября Дайна, Янка и Эрик вышли из дома. Эрик по такому случаю почистил коляску, никелированные детали сверкали на солнышке. Дайна принарядилась, сделала прическу. Янка надел светлую рубашку, которая хранилась в шкафу для особых случаев.

Букетик Дайна составила сама — когда—то она увлекалась флористикой.
Возле школы собралась небольшая толпа, в воздухе кружили дроны телевизионщиков с камерами. Поблизости стояли партийные агитационные автобусы с призывами на бортах и над крышей.

Эрик, Янка и Дайна пробрались поближе к школьному крыльцу.

Партийцы стояли небольшими группами, в парадных костюмах, с цветами, и красивые девушки с микрофонами переходили от группы к группе.

— Мы сделали все возможное, чтобы этот день стал праздником! — говорил представитель «Великого единства». — Мы позаботились о том, чтобы двери школы наконец открылись для вернувшихся детей. Возвращение наших маленьких граждан — исключительно наша заслуга!

— Мы вернули и будем возвращать впредь наших юных граждан, — сказал в микрофон представитель «Единства навеки». — Благодаря нам, и только нам, оживут закрытые школы...

— Но где же они? — спросила Дайна. — Где же эти детки?

Ни одного ребенка возле школьного крыльца еще не было. Зато стояли учителя, и к ним подошли телевизионные девушки.

— Это такое счастье, такое счастье, — твердили учителя. — Мы так рады, так рады... В прошлом году шестой класс окончили три ребенка, пятый — четыре...

— А где они? — некстати спросила телевизионная девушка.

Учителя развели руками.

— Ну да, родители наконец забрали их в Канаду или в Индонезию, — прошептал Янка.

— Едут, едут... — зашелестели партийные ряды.

К крыльцу действительно подъехала машина — обычное такси. Оттуда вышла молодая женщина, за ней — мальчик лет семи и девочка лет девяти. Тут же к ним подлетели дроны, а самая долговязая из телевизионных девиц, шестидесятилетняя красотка, опустилась перед ними на корточки.

— Скажите нашим телезрителям, как вы счастливы, что будете учиться на родине, — потребовала она.

— Хеллоу эврибоди, — ответила девочка.

— А где же остальные? — спросила озадаченная Дайна.

— Может, еще приедут? — предположил Эрик.

Тем временем партийные лидеры затеяли небольшую склоку — на чьем фоне нужно снимать детей. Пока «Великое единство» и «Возрожденное единство» препирались, маленькое и очень шустрое «Единство навеки» втащило в кадр свой предвыборный плакат.

Молодая женщина тем временем, очень смущаясь, давала интервью.

— Мы ничего особенного не хотели, — с акцентом говорила она. — У нас тут два прадеда и прабабушка, я приехала, чтобы забрать их в Австралию, а их жилища и другую собственность продать. Я взяла детей... я хотела им показать, откуда пришли их предки... Они будут немного учиться в этой школе... они будут петь в школьном хоре... Вей, ветерок... гони лодочку... Дети, дети, идите сюда!
И мамочка с детьми исполнили песню с большим энтузиазмом, хотя и с сомнительным произношением.

— А потом? — нетактично спросила телевизионщица.

— Потом — домой, в Канберру.

— Ну, что же ты? — ехидно спросил жену Янка. — Иди, вручай им свои цветочки.
Глядишь, тоже в телевизор попадешь.

Но Дайна ничего не ответила.

Телевизионщики со своими девицами и дронами испарились со скоростью звука.
Партийцы еще немного погрызлись, забрали плакаты в автобусы и тоже уехали.
Учителя попытались поговорить с детьми, но те отвечали по—английски. В конце концов мать помогла наладить диалог, и все вошли в школу.

— И ведь кто—то сегодня вечером будет смотреть новости и радоваться, — сказал Янка.

— Слушай, сосед, там у меня еще осталось на донышке, — шепнул Эрик, убедившись, что Дайна не слышит.

— Давай, с горя, что ли?

А Дайна шла молча, вздыхала и даже не заметила, как красивый букетик выскользнул у нее из руки и бесшумно лег на асфальт.

Рига,
2038 год.

Дарья ПЛЕЩЕЕВА, писатель,
специально для газеты «СЕГОДНЯ».

Читать все комментарии (2)


Читайте также

Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

«Сегодня» Ау, люди! Эпидемия одиночества опустошает латвийские семьи

Одиночество — это не просто самочувствие отдельных индивидуумов. Речь идет о благополучии всей экономики. Для Латвии эта проблема тоже стоит как никогда остро — ячейки общества у нас распадаются стремительно.

«Сегодня» «Прогнозируемая инвалидность»: какие льготы гарантируют законы Латвии

«Не могли бы вы разъяснить, что такое „прогнозируемая инвалидность“? Мне сказали, что это какой—то комплекс мероприятий, направленный на то, чтобы не допустить наступления у человека реальной инвалидности. Это возможно?»

«Сегодня» Взрывы газа в Париже и Магнитогорске. А что в Латвии?

«Здравствуйте! Обращаюсь к вам с вопросом в связи со взрывами, которые время от времени происходят в жилых домах из—за утечки газа. Два месяца назад такая трагедия случилась в России, месяц назад — в Париже, такое бывало и у нас (два года назад в Алуксне). Хотелось бы знать: можем ли мы, жильцы многоквартирных домов, быть уверены в том, что ничего подобного в наших домах не случится?»

«Сегодня» Полагается ли работающим на полставки обеденный перерыв?

«Объясните, пожалуйста, такую вещь: если я работаю на полную ставку, мне полагается обеденное время в течение одного часа. А если я оформлена на полставки, то есть на четыре часа в день, полагается ли мне полчаса на обеденное время?»

Читайте еще

Наша Латвия Зарплаты в Латвии быстро растут, но далеко не у всех

«Зарплаты продолжают переживать солидный подъем», - сообщает газета Diena. III квартал 2019 года дал средней заработной плате в ЛР прирост в 8,3%. До выплаты налогов она составляет, при полном рабочем дне, 1091 евро.

Спорт Плющенко ответил на обвинения Тутберидзе
Бывший фигурист Евгений Плющенко отреагировал на обвинения в переманивании спортсменов от тренера фигуристки Алины Загитовой Этери Тутберидзе. Он подчеркнул, что лишь прокомментировал приостановление карьеры 17-летней Загитовой и назвал реакцию на его высказывания со стороны команды Тутберидзе в Instagram хамской.
Наша Латвия Нет слов: эксперт подсчитал, когда Латвия достигнет зажиточности Скандинавии

«Когда достигнем зажиточности Северных государств?» Об этом размышляет комментатор Юрий Пайдерс в газете Neaktarīgā.