• Muntis,
  • Verners,
  • Архип,
  • Зиновий,
  • Кирилл,
  • Михаил
Гороскоп
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Reklama.lv Reklama.lv


Гороскоп Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram

Минск отчитался в Вашингтоне: когда жителям Латвии отменят визы

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / репортаж
BB.LV 17:30, 7 февраля, 2019 3

На прошедшей в «Атлантическом совете» панельной дискуссии под претенциозным названием «Белорусская дилемма для Минска и для Запада» представитель Белоруссии замминистра иностранных дел Олег Кравченко выступал в окружении неприкрытых «ястребов» американского аналитического сообщества.



Участвовали:

— Александер Вершбоу, бывший замгенсека НАТО и экс—посол США в РФ;

— генерал—лейтенант Бен Ходжес, бывший командующий сухопутными войсками США в Европе;

— Селеста Уолландер, президент Фонда США — Россия, в прошлом — замминистра обороны в администрации Обамы и старший помощник президента США по России и Центральной Азии в Совете нацбезопасности;

— Майкл Карпентер, бывший внешнеполитический советник вице—президента Джо Байдена.

Все они тем или иным образом пытались отыскать и сделать упор на негативные моменты в отношениях между Белоруссией и Россией.

В интересах Запада

Майкл Карпентер отметил три области, в которых, по его мнению, присутствует напряженность: степень зависимости Белоруссии от Москвы по ряду внешнеполитических вопросов, устранение энергетических субсидий, а также желание Минска сохранять нейтралитет между Россией и Западом.

Карпентер отметил, что «двусторонние отношения между Штатами и Белоруссией по—прежнему омрачены озабоченностью США по поводу верховенства закона и нарушений прав человека со стороны авторитарного белорусского режима».

Селеста Уолландер заявила, что «любая независимость сразу же рассматривается Кремлем в терминах игры с нулевой суммой — как потеря для Москвы».

Ее озабоченность вызывает то, что Запад выступает лишь в роли внешнего наблюдателя в отношениях между Белоруссией и Россией, призвав стремиться к реализации программ обмена в различных областях между Белоруссией и западными странами.

Чем обычно заканчиваются такие обмены, правительства многих стран испытали на собственном опыте...

Генерал—лейтенант Бен Ходжес очень озаботился белорусской независимостью: «В интересах всех, чтобы Беларусь оставалась суверенной страной, опирающейся на свои силы, и мы должны поддержать это, не ставя при этом Беларусь перед выбором между Востоком или Западом».

Он добавил тут же, что «отсутствие российских войск в Белоруссии является залогом безопасности многих стран в регионе».

А залогом чего в таком случае генерал—лейтенант считает присутствие войск НАТО в том же самом регионе?

На этот вопрос частично ответил Александер Вершбоу: «В интересах Запада, чтобы Беларусь была менее зависима от России и противостояла российскому давлению. Поэтому альянсу следует развивать сотрудничество с этой страной в рамках программы «Партнерство ради мира», а Евросоюзу — в рамках программы «Восточного партнерства».

Ключевая фраза здесь — «в интересах Запада». Это всегда нужно помнить, анализируя позицию и политику стран в геополитической игре в регионе.

В интересах Запада, по словам Вершбоу, было бы, чтобы «Беларусь была менее зависима от России и противостояла российскому давлению».

Вместе с тем Вершбоу справедливо отметил, что «активное взаимодействие или наращивание военных сил вблизи Беларуси может оказаться контрпродуктивным и спровоцировать Россию».

Партизан нашего века

На все эти выпады белорусский дипломат давал вменяемые ответы на блестящем английском языке. Сидя в одном ряду между американскими «ястребами», он порою напоминал стойкого белорусского партизана, оказавшегося в кольце превосходящих сил противника, но при этом не сдающего своих позиций.

Господин Кравченко отметил, что его страна считает важным как сохранение и развитие отношений с Россией, так и улучшение и развитие связей с Западом.

«Беларусь и многие другие страны в нынешней геополитической ситуации рассматриваются Западом через призму противостояния, и Запад ожидает, что страны должны сделать выбор между Западом и Россией. Этот выбор, эта дилемма между Востоком и Западом, которая навязана нынешней ситуацией, является крайне контрпродуктивной и опасной. Беларусь находится в политическом и военном союзе с Россией, которая никоим образом не является угрозой безопасности Беларуси. Мы хотим, чтобы наши отношения с Россией были максимально хорошими — и в то же время нормализовались с Западом», — заявил Олег Кравченко.

«Ухудшение доверия между Москвой и Западом привело к тому, что ситуация стала больше похожа на ту, что была во времена холодной войны, когда было только два основных участника, определяющих все вопросы безопасности в Европе. У Беларуси есть особые стратегические отношения с Россией», — пояснил Кравченко, утверждая, что мнение Запада о том, что союз Белоруссии с Москвой является «неправильным выбором, демонстрирует, насколько глубока идеологическая пропасть».

Господин Кравченко настаивал, что Минск может сыграть своего рода роль моста между Москвой и Западом, особенно в ослаблении напряженности на границе и в работе над прекращением конфликта на Украине.

Белоруссия расширила свои связи с Западом, включая военное сотрудничество с США, Британией, Германией, Польшей, Литвой и Латвией. Но Кравченко отметил, что эти новые связи абсолютно не заменят союз с Россией: «Беларусь хочет улучшения отношений с Европейским союзом и США, но о более тесных связях с НАТО за счет России не может быть и речи. Действительно ли наши соседи, защищенные зонтиком НАТО, сейчас чувствуют себя в безопасности? Ведь если случится что—то масштабное, то это затронет весь наш регион».

Будущее для Белоруссии господин Кравченко видит в сохранении и развитии стратегического партнерства с Россией, при этом подчеркивая желание Минска дружить со всеми, включая евроатлантическое сообщество.

Шаг за шагом к достижению цели

Корреспондент газеты «СЕГОДНЯ» задал замминистра иностранных дел Белоруссии вопрос:

— Я довольно часто бываю в Краславе и Даугавпилсе — это совсем недалеко от латвийско—белорусской границы. Однажды чуть было не пересек границу: ездил по лесным дорогам и вовремя успел увидеть предупредительные пограничные знаки — скорее всего, у меня возникли бы проблемы, не поверни вовремя назад.

В этой связи хочу задать вопрос про возможность безвизового режима: такой режим существует в Минском аэропорту, где после приземления можно без визы провести несколько дней. А какова возможность для безвизового режима при пересечении обычных европейско—белорусских пограничных пунктов? Какова белорусская позиция по этому вопросу и какие препятствия и условия существуют для того, чтобы это произошло?

— Это процесс, который занимает время. Мы относительно недавно увеличили количество дней пребывания при прилете в Беларусь самолетом — я бы назвал это квазибезвизовым режимом в Белоруссии — с 5 до 30. Но не исключаю, что мы рассмотрим возможность его распространения и на границу с Евросоюзом.

Во многом это и техническая проблема — ведь в этот процесс вовлечены различные службы и все должны быть готовы. Лично я надеюсь, что это произойдет в не таком далеком будущем, вижу такую перспективу и возможность, однако такие вещи делаются поэтапно.

Олег МЕРКУЛОВ,
собкор газеты «СЕГОДНЯ»
в Вашингтоне (США).

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (3)


Читайте также


Также в категории

«Сегодня» Ау, люди! Эпидемия одиночества опустошает латвийские семьи

Одиночество — это не просто самочувствие отдельных индивидуумов. Речь идет о благополучии всей экономики. Для Латвии эта проблема тоже стоит как никогда остро — ячейки общества у нас распадаются стремительно.

«Сегодня» «Прогнозируемая инвалидность»: какие льготы гарантируют законы Латвии

«Не могли бы вы разъяснить, что такое „прогнозируемая инвалидность“? Мне сказали, что это какой—то комплекс мероприятий, направленный на то, чтобы не допустить наступления у человека реальной инвалидности. Это возможно?»

«Сегодня» Взрывы газа в Париже и Магнитогорске. А что в Латвии?

«Здравствуйте! Обращаюсь к вам с вопросом в связи со взрывами, которые время от времени происходят в жилых домах из—за утечки газа. Два месяца назад такая трагедия случилась в России, месяц назад — в Париже, такое бывало и у нас (два года назад в Алуксне). Хотелось бы знать: можем ли мы, жильцы многоквартирных домов, быть уверены в том, что ничего подобного в наших домах не случится?»

«Сегодня» Полагается ли работающим на полставки обеденный перерыв?

«Объясните, пожалуйста, такую вещь: если я работаю на полную ставку, мне полагается обеденное время в течение одного часа. А если я оформлена на полставки, то есть на четыре часа в день, полагается ли мне полчаса на обеденное время?»

Читайте еще

В мире Трамп рассказал о критике за «дружбу» с Путиным
Президент США Дональд Трамп рассказал, что часто подвергается критике за «дружбу» с российским коллегой Владимиром Путиным. По словам американского лидера, он не понимает такую реакцию общественности на то, что он ладит с президентом России. «На это я им отвечаю: "А разве это не хорошо? Неужели это плохо"?» — сказал он.
Наша Латвия Жителям рижских микрорайонов придется заплатить арендную плату за 10 лет

Среди подводных камней приватизации земли под многоэтажками в Риге — долги, о которых никто из жильцов до этого не знал.

В мире В США назвали кандидата на должность члена Верховного суда
Должность судьи Верховного суда США после смерти одного из ее членов, 87-летней Рут Бейдер Гинзбург, вероятнее всего, займет судья Апелляционного суда седьмого округа США Эми Кони Барретт. Президент США Дональд Трамп выдвинет кандидата в ближайшие дни. При этом Барретт — фаворит в списке потенциальных кандидатов.
В мире Умерла старейший член Верховного суда США
Старейший член Верховного суда США 87-летняя Рут Бейдер Гинзбург умерла в пятницу. Гинзбург была второй по счету женщиной в истории США, ставшей судьей Верховного суда, и занимала эту должность более 27 лет. Гинзбург скончалась после продолжительной борьбы с раком поджелудочной железы.