2. В войне 2011 года НАТО и страны Персидского залива поддержали ливийцы из разных слоев общества, которые единым фронтом выступили против Каддафи. От джихадистов, которых «Аль-Каида» (организация запрещена в России — прим. ред.) тренировала в Афганистане, до «Братьев-мусульман» и секулярных военных, а также гражданина США Халифы Хафтара (Khalifa Haftar). Но как только Каддафи был убит, от их единства ничего не осталось.

3. Страна, где в 2011 году был самый высокий уровень жизни в Африке, с тех пор охвачена хаосом и разложением. Был период, когда одновременно действовали три «правительства», каждое со своими вооруженными силами и поддержкой из-за границы. Добавьте к этому множество локальных ополченцев и террористических организаций, которые там обосновались после войны НАТО.

4. На одной стороне в этой битве за Триполи на западе Ливии стоит поддерживаемое ООН правительство национального согласия с Фаизом Сараджем (Fayes al-Sarraj) во главе. Оно пришло к власти в 2016 году при поддержке США, Великобритании, Франции и других. «Правительство согласия» так и не оправдало своего названия.

6. Но бои за Триполи идут не между исламистскими и светскими силами. «Правительство согласия» поддерживают и исламисты, и террористические группы, в которых Хафтар видит опасного врага. Однако миссия Хафтара не настолько секулярна, чтобы он не смог заключить союз с ополченцами-салафитами, которых поддерживает Саудовская Аравия и которые в своих регионах ввели закона шариата. Борьба скорее идет за власть и контроль над доходами от нефти.

7. Иностранное вмешательство только усложняет картину. Некоторые государства, которые обычно заключают друг с другом союзы, здесь оказались по разные стороны. Если в двух словах, то США, Великобритания, Италия, Турция и Катар предпочитают «правительство согласия» в Триполи, тогда как Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Франция, Саудовская Аравия и Россия поддерживают Халифу Хафтара.

8. На самом деле все еще сложнее. Многие считают, что США, несмотря на поддержку правительства согласия, не исключают продвижения Хафтара. Бывший сотрудник ЦРУ у власти, возможно, просто-напросто усилил бы влияние США на эту богатую нефтью страну. Россия же неоднократно действовала вразрез с интересами Хафтара. В декабре российское министерство иностранных дел заявило, что сын Каддафи Сеиф аль-Ислам (Saif al-Islam) должен играть свою роль в политических процессах в Ливии, а в марте этого года ведущего политика Триполи и члена «Братьев-мусульман» Халида аль-Мишри (Khalid al-Mishri) пригласили в Москву.

9. Изменит ли бой за Триполи баланс власти, или он принесет еще больше разрушений и смертей, нам еще предстоит увидеть. Каков бы ни был исход, трудно поверить в возможность быстрых позитивных изменений. Последствия войны, которую нельзя называть, продолжают терзать ливийский народ.