• Mariss,
  • Matīss,
  • Modris,
  • Лукьян
Гороскоп
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube InstagramЛента новостей
Люблю! ЛЮБЛЮlife
Видео Видео
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа
Reklama.lv Reklama.lv


Гороскоп Погода
Подписка Конкурс сочинений Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram

Предатели плохие и хорошие. Историк о видах коллаборационистов среди латышей

Размер текста Aa Aa
Наша Латвия / Общество
press.lv 13:12, 6 августа, 2020 19

5 августа - юбилейная дата, по понятным причинам у нас не отмечаемая не отмечаемая: в этот день Латвия в 1940 году вошла в состав СССР в качестве союзной республики, пишет портал Press.lv. По этому поводу Элита Вейдемане взяла интервью для Neatkarīga у доктора истории, ведущей исследовательницы Института Истории Латвийского университета Дайны Блейере.



Обсудили и тему коллаборационизма: с какого времени его отсчитывать, а с какого можно уже не считать жителя Латвии коллаборантом. Для Элиты Вейдемане, в 1981-88 гг. работавшей в газете "Padomju Jaunatne" («Советская Молодёжь»), органе ЦК Латвийского коммунистического союза молодёжи, вопрос, как вы понимаете, не праздный.

[...]-Когда наступил тот момент, когда можно говорить о коллаборации?

-17 июня 1940 года. Коллаборационистами были коммунисты и прокоммунистически настроенные люди, которые приветствовали ввод Красной армии. Были и такие, кто торопился предложить оккупантам свои услуги. Но у коллаборационистов два лица. Первое: люди, которые хотели сохранить то, что еще можно спасти; они сотрудничали с оккупантами потому что надеялись что-то спасти. К таким коллаборационистам можно отнести Улманиса и многих других. Говорили, что у нас будет какая-то внутренняя культурная автономия, пока внешнюю политику и армию будет контролировать СССР.

Второе лицо: люди, которые были настроены против латвийского государства – коммунисты, те, кто считал, что латвийское государство – историческое недоразмумение, поэтому нужно восстановить советскую власть в Латвии по образцу 1919 года с диктатурой пролетариата. А были так называемые тактические коллаборационисты. Они сотрудничали из карьерных соображений, хотели остаться на своем месте, потому что являлись хорошими специалистами в той или иной области. Были люди, которые верили, что смогут сохранить при новом правительстве свои должности, которые у них были во времена Улманиса.

-Типичным колаборационистом можно назвать нашего выдающегося писателя Вилиса Лациса.

-Сложно сказать, идейными соображениями он руководствовался или амбициями - и в какой пропорции. Но Лацис сам писал, что с 1938 года был агентом советской разведки. Если он стал сотрудничать, значит у него была мотивация. Многие это связывали с алчностью. Но, возможно, он просто не любил латвийское государство. Но в целом правительство Кирштейнса – типичное коллаборационистское правительство. Критерием может служить отношение к латвийскому государству: правительство Кирштейнса помогло его демонтировать, и всех, кто к этому процессу имел отношение, можно называть коллаборационистами.

-Говоря о коллаборации, мы чаще всего представляем себе временное явление – сотрудничество с любой оккупационной властью. Она когда-то начинается, но когда-то и заканчивается.

[… ]в начале 1960-х был популярен лозунг – вступайте в компартию, чтобы что-то изменить. Коллаборационизм получил другой окрас и основной задачей было – сохранить латышский язык, культуру, национальную интегрированность и т.д. Но были неприемлемые вещи и в то время, например, сотрудничество с ЧК. В этих случаях мы можем говорить о настоящей коллаборации – прямом и сознательном сотрудничестве с оккупационной властью. Но возможно, для этого сотрудничества нужно подобрать другой термин, потому что коллаборация продолжалась десятилетиями и люди не видели никакого выхода из нее. Чисто академически этот вопрос до сих пор не решен.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (19)


Читайте также


Также в категории

Наша Латвия Жители Латвии рассказали, готовы ли перейти на сокращенную рабочую неделю

Во многих странах Европы сейчас ведутся дискуссии о сокращении рабочей недели с пяти до четырех дней. Это позволило бы сохранить рабочие места и сократить уровень безработицы, однако в результате этого сократятся и доходы. Актуально ли для Латвии сокращение рабочей недели, выясняла передача 900 sekundes, пишет Skaties.lv.

Наша Латвия Синоптики обновили прогноз на эту неделю: ожидается рекорд тепла

В ближайшие семь дней температура воздуха местами в Латвии будет выше +20 градусов, но не превысит +26 градусов, свидетельствует свежий прогноз синоптиков.

Наша Латвия Первый день недели пройдет без осадков

В первый день недели в Латвии ожидается небольшая облачность, без осадков, прогнозируют синоптики.

Наша Латвия Продолжится ли игнорирование прав акционеров Olainfarm?

Уже завтра, 22 сентября, состоятся два собрания акционеров АО Olainfarm — с утра будет очередное полное собрание акционеров, а уже после обеда запланировано внеочередное полное собрание акционеров, созванное по требованию представляющего Ирину Малыгину эстонского предприятия Olfim OU.

Читайте еще

Lifenews В Сети поразились старой фотографией, значительно опередившей свое время

Один из пользователей опубликовал на сайте Reddit старую фотографию своей бабушки, которая удивила многих читателей.
"Моя бабушка в 1973 году. Она работала барменом до 70 лет и она лучший человек, которого я знаю", — написал пользователь.

Политика В Латвии заметили признаки "подлой" гибридной атаки со стороны России

“Россия начала историческую гибридную операцию против Латвии», - пишет Имантс Виксне в Neatkarīgā.

Политика Обозреватель рассказал, кто может дать гарантии существования Латвии

«Как принудить Россию исполнять свои договоры», - так озаглавлен материал Neatkarīgā о книге профессора истории Айварса Странги «Латвийско-российский мирный договор 11 августа 1920 года».

Наша Латвия LA: «Латвия не забывает умерших в России латышских солдат»

Latvijas Avīze публикует фотографию солидной стелы с фамилиями скончавшихся в лагере выходцев из Латвии — ее Комитет Братского кладбища установил в Орске Оренбургской области России.