23 сентября, четверг
  • Vanda,
  • Veneranda,
  • Venija,
  • Павел,
  • Петр
Гороскоп
Опросы
LAT
Поиск ПоискRSSFacebook Youtube Instagram ВКОНТАКТЕ Лента новостей
LAT


Гороскоп Опросы Погода
Подписка Люблю! Люблю! Reklama.lv Reklama.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа Видео Видео Facebook Facebook Instagram Instagram ВКОНТАКТЕ ВКОНТАКТЕ Google News Google News

"22 июня, ровно в 4 часа…": наши читатели вспоминают начало войны

Размер текста Aa Aa
Наша Латвия / Общество
BB.LV 14:15, 22 июня, 2021 12

В день 80–летия начала Великой Отечественной войны мы обязаны вспомнить, какой ценой достались нам мир, покой и голубое небо над головой. Что пережило наше старшее поколение? Об этом говорили наши читатели на "Прямой линии" в бесхитростных, но переворачивающих душу рассказах.



Отклик на эту тему был очень горячим — шквал звонков. Это и понятно — величайшая трагедия ХХ века прошлась по всем семьям Латвии… Казалось, рассказам не будет конца. Многие читали свои содержательные, прочувствованные стихи, посвященные тем событиям и их героям. Заранее просим прощения, что газетной площади выделено не так много. Впрочем, на ЭТУ тему ее всегда будет недоставать…

Саласпилс и разведшкола

Юрмальчанка Мария Спиридонова, 87 лет, и ее супруг Александр Рыбак, которому 91 год, — наши многолетние подписчики.

— Мне было семь лет, когда началась война, — говорит Мария. — Жили на Псковщине, куда немцы пришли не сразу. С детства помню песню "Вставай, страна огромная!", которая звучала в нашей деревне. Когда немцы пришли, нас с сестрой, на два года старше меня, в конце 42–го увезли в Саласпилсский концлагерь. А маму по дороге расстреляли: у нее хотели отнять что–то из каких–то последних продуктов и вещей, а она не отдавала. В нее выстрелили…

Но нам с сестрой повезло — монахини Рижского Свято–Троице–Сергиева монастыря вывезли нас из Саласпилса зимой 43–го. Так мы оказались в Екабпилсе на базаре. Хозяева выбирали себе работников — одни взяли нас с сестрой, совсем детей, к себе пастухами. Потом оказались батраками у других хозяев. И так мы до 1949 года скитались по хозяевам.

Александра Рыбака в 13 лет увезли из Белоруссии в Германию:

— Маму в собственном доме немцы сожгли, бабушку расстреляли, как и двоюродных брата и сестру. Нас немцы гнали через Польшу — там мне поставили печать на лоб, что я заразный больной. А это у немцев сразу расстрел. Мне смыла это клеймо полячка — лимоном! Где она умудрилась в войну лимон достать, не представляю. И так я проскользнул до Германии.

Я быстро освоил немецкий язык, потому что ходил в еврейский детский садик и говорил на идиш, который похож на немецкий. Батрачил в одном имении, потом на птицеферме работал. Когда война закончилась, меня отвезли в английскую зону.

Английский военврач меня осмотрел и направил в военный госпиталь (у меня оказалось воспаление легких) в свою зону. Меня англичане и американцы хотели направить в свою разведшколу для подростков в Гамбурге. Я как узнал, тут же рванул к нашим, в нашу зону. И работал у них некоторое время переводчиком. А потом домой поехал…

Ташкент — город хлебный

Шима Карапетян, 92 года, — уроженка Риги. Больше 30 лет выписывает нашу газету:

— Мы с мамой и дядей жили за Двиной. Когда началась война, мне было 12 лет. Отчетливо помню ее первые дни, как целый день бомбили аэропорт и понтонный мост. 27 июня была опять ужасная бомбежка Задвинья, и мы с мамой и дядей решили пойти к тете в центр. Ее не оказалось дома, как и той еврейской семьи репатриантов из Австрии, которые поначалу жили у нас. А пройти к маминому брату, который жил на ул. Московская, не смогли, потому что людей, которые шли по улице, обстреливали из многих окон. Решили идти к вокзалу — там стояла машина, куда грузили вещи семей советских офицеров. Мы хотели туда попасть, но нас не пускали.

Как–то все же устроились и выехали по Псковскому шоссе. Беженцы шли, армия шла… Нас обстреливали с обеих сторон айзсарги, а сверху летел немецкий самолет и с пулемета стрелял по нам. Мы остановились, побежали в лес. Наш шофер удрал, и за руль сел один танкист. Машина сломалась, и мы пешком через Эстонию дошли до российской границы. Там нас ждали автобусы.

В итоге посадили в поезд и отвезли в Чувашию. Там немного прожили по семьям, спали на полу. На узловой станции влезли в товарные вагоны, где ехали москвичи со всем скарбом. Поначалу не хотели нас пускать, но в конце концов пустили и еще собрали для нас деньги, чтобы мы могли купить себе какую–то еду по дороге. И на станциях были полевые кухни, где пассажиров кормили супом.

Довезли нас до Ташкента. Я сразу в свои 12 лет стала работать — резала помидоры, и их сушили на крыше. Чайханщик сжалился и пускал нас ночевать в чайхану. Потом работала в ткацком цеху, прядильном — всю войну. Дядю вскоре забрали в армию — с войны он не вернулся…

"Все силы отдал фронту"

Юлия Семенова, 78 лет, рассказала о своем отце, военвраче, подполковнике медслужбы, который во время войны спас сотни жизней:

— Мой отец, Ольгерт Валерьянович Канцлер, 1917 года рождения, — из семьи репрессированных литовцев. Его отца сослали в Сибирь, там они и осели. Учился в Томском мединституте, там же маму мою встретил, и оба они работали врачами в эвакогоспиталях, куда привозили раненых с фронта. Делали операции в тяжелейших условиях. Был удостоен медали "За отвагу" и других наград. Получил звание заслуженного врача СССР. Последним местом службы была областная больница Житомира, где трудился до своих последних дней. Я им очень горжусь…

И прочла свои стихи об отце, где были строки: "Все силы отдал фронту, возвращая жизнь бойцам…"

Пулемет на колокольне

Николай Хохлов, 88 лет, родился и вырос в деревне Духлево, расположенной между Великими Луками и Пушкинскими местами:

— В 42–м я пошел в школу, уже читать научился. А когда немцы пришли, они нас из здания школы выгнали и сами туда заселились. Так до 44–го и не ходили в школу.

Нас за войну пять раз выселяли из домов — к несчастью, жили недалеко от большака, где все время их техника проходила. В Духлево фашистский штаб был всю войну. На колокольне нашей церкви немцы поставили пулеметы. Дважды партизаны нападали — ничего не удалось, так как у фашистов было все укреплено.

Когда мы с младшим братом катались зимой на санках, пьяные немецкие полицейские стреляли из пулемета ради забавы — попали в ногу моему младшему братику. Брат всю жизнь хромал. А сколько видели в детстве мертвых солдат — и наших, и немцев!

В нашей деревне стояли тыловые части латышей — меняли свой белый хлеб на молоко — мы, дети, им приносили…

Весной 44–го нас освободили — были очень кровопролитные бои. Отца тогда забрали в армию, и он воевал в Курземском котле, пришел с войны, но после ранения в горло всю жизнь говорил шепотом.

Немцы нас в 44–м, отступая, погнали обозами в сторону Латвии. На берегу болота мы выкопали окопы и пережидали, когда пройдет фронт. А потом уже наша разведка пошла. Все обнимаются, молоком угощают бойцов — кто–то из наших даже корову увел с собой. А потом разведка пошла через поле к укреплению. Под утро возвращаются — раненые, еле бредут… Но победа была наша.

Делились сухарями

Наша читательница Наталья Борисова попросила совета. Ее ныне покойная свекровь, 1925 года рождения, передала ей свои записки о военных годах, написанные хорошим литературным языком. Наталья спрашивала — где их можно опубликовать, куда отдать? Ведь все эти сведения не должны пропадать втуне. Вот фрагмент из этих записок:

“Мы жили в деревне Пенна под Старой Руссой. Здесь воевала красноармейская латышская стрелковая дивизия. Я сама разговаривала с ними зимой 41–42–го. Солдаты зашли к нам в баню погреться. Они угощали малышей сухарями и кусочками сахара. Я не понимала их языка и спросила, кто они по национальности. Ответили, что латыши, у них приказ взять Старую Руссу. Сказали, что у них тоже такие же малые дети остались в Латвии, и они не знают, живы они или всех расстреляли…

Уже потом, когда немцы снова заняли нашу деревню, на поле недалеко от дороги я увидела воронку в снегу, в ней несколько трупов — и узнала этого латышского бойца, который, жалея малых детей, отдал им свои сухари и сахар. По другим телам ездили немецкие машины, мотоциклы и танки…

Когда стало теплей, немцы согнали всех жителей, чтобы они убирали эти тела по лесам, полям и дорогам и складывали в штабеля. А потом обливали их бензином и сжигали…”

Наталья ЛЕБЕДЕВА.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV! Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook! И читайте главные новости о Латвии и мире!
Комментарии (12)


Читайте также


Также в категории

Наша Латвия В ночь на четверг температура местами опустится ниже нуля

В ночь на четверг в Латвии местами, где небо будет ясным, температура воздуха опустится на один-два градуса ниже нуля, прогнозируют синоптики.

Наша Латвия Сократилось количество латвийцев, покупающих контрабандные товары

В этом году сократилось количество жителей Латвии, которые за последний год покупали такие контрабандные товары, как сигареты, табак, алкоголь и топливо, свидетельствуют результаты проведенного социологической компанией "SKDS" опроса, которые сегодня были представлены на 3-м Национальном форуме по проблематике контрабанды.

Наша Латвия В этот купальный сезон утонуло 63 человека

В этом году во время купального сезона было спасено 29 человек и в водоемах найдено 63 погибших, в том числе один несовершеннолетний, сообщили в Государственной пожарно-спасательной службе (ГПСС).

Наша Латвия Глава больницы о настоящих зарплатах врачей и видах на четвертую волну covid

Правда ли, что общее состояние здоровья жителей Латвии сильно ухудшилось за время пандемии и что с этим делать? Об этом в эфире передачи «Действующие лица» на Латвийском радио – 4 рассказал Риналд Муциньш, руководитель университетской клинической больницы им. Паула Страдыня.

Читайте еще

В мире Ни шагу назад! Ровно 80 лет назад Сталин запретил сдаваться в плен

80 лет назад был зачитан знаменитый сталинский приказ № 270 от 16 августа 1941 года, разъясняющий, кто из военнослужащих Красной армии должен считаться дезертиром и предателем. Об этом пишет "Газета.ru".

В мире Оккупировать Прибалтику за 36 часов: американцы представили план вторжения РФ

Американский журнал The National Interest опубликовал план гипотетической военной операции Вооруженных сил России против стран Балтии. По мнению издания, основные события в этом случае развернутся вокруг так называемого «Сувалкского коридора».

Наша Латвия Под Кулдигой увековечат лесных братьев, примкнувших к советским партизанам

Коронакризис, наплыв иммигрантов, экономические трудности — все это, разумеется, присутствует в повестке дня родного правительства, причем зачастую под грифом "Информация для служебных надобностей". Но и на историческую политику Кабинета министров хватает — так, на заседании во вторник было принято решение увековечить память "лесных братьев".

В мире В США описали сценарий «кошмарной» мировой войны в 2034 году

Бывший верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе адмирал Джеймс Ставридис и ветеран боевых действий, писатель Эллиот Акерман описали сценарий «кошмарной» мировой войны в 2034 году. Об этом они написали в статье для журнала The National Interest.